Алёна Даценко: «Жизнь коротка, искусство вечно!»


Искусствовед, директор Приморской государственной картинной галереи

@datsenko_alena, @primgallery, www.primgallery.com


Мы живём в удивительное время, когда, не покидая города, можно увидеть шедевры из Эрмитажа, Третьяковки, Русского или Нижегородского музея и даже из… Галерей Уффици – одного из самых популярных художественных музеев мира. Это стало возможным благодаря команде Приморской государственной картинной галереи во главе с Алёной Даценко. Алёна Алексеевна впервые даёт такое развёрнутое интервью, и здесь лишь малая часть её большого космоса.

Интервью: Юлия Аделова, Фото: Таша Разжигаева, Стиль: Юлия Крупа, Макияж, Укладка: Анна Кузнецова, Анна Нельга, Украшения: IGNAT jewelry, Одежда: Магазин Max Mara

– Самая значимая для вас победа на сегодня?

– Моя семья: мой муж и дочери. С моим мужем Романом мы познакомились ещё на первом курсе художественного училища, сначала просто дружили, а со второго курса стали парой и с тех пор вместе. А наши тройняшки Ульяна, Настя и Василиса стали главным подарком судьбы. Символично, что девочки родились в Год семьи. Они такие разные, и каждая – целая Вселенная. Ульяна – лидер, с аналитическим складом ума, увлекается шахматами, мечтает стать инженером. Она постоянно что-то придумывает, экспериментирует. То разрабатывает проект умного дома для инвалидов-колясочников, то идёт в отряд волонтёров, то выращивает рассаду на балконе… Василиса – очень женственная, любит розовый цвет, бантики-цветочки-украшения. Она мало говорит, больше слушает и не сразу подпускает к себе людей, ей надо присмотреться. При этом хочет стать предпринимателем – мечтает управлять своим собственным отелем или рестораном. Анастасия – творческая натура, очень открытая, в тотальном доверии к миру. С детства рисует, мечтает поступить на дизайнера. И все три играют на музыкальных инструментах: Ульяна на фортепиано, Василиса на домре и Настя на виолончели. Люблю их безмерно и горжусь каждой.


– Люди, которые оставили след в вашей жизни (помимо родителей)?

– Моя бабушка Анна Давыдовна. Всё детство я провела с ней в селе Орехово в Дальнереченском районе. Я вспоминаю её житейскую мудрость, которой она делилась по-простому, без какой-то назидательности. С ней было очень легко, мы подолгу разговаривали, и я могла доверить ей любой секрет. Были и другие прекрасные люди, оставившие след в тот или иной период моей жизни, – мои учителя, мои коллеги и друзья, но бабушка в моём сердце навсегда.

– Расскажите про выбор профессии.

– Я всегда любила рисовать, ещё с детского сада. Окончила художественную школу. Помню, могла часами рассматривать альбомы с репродукциями великих художников. Очень хотелось расписывать шкатулки, одно время даже думала поехать после школы обучаться палехской росписи в Палехское художественное училище, но родители отговорили. В итоге мы с моей подругой детства Наташей Попович решили вместе поступать во Владивостокское художественное училище. Я поступила на художника-оформителя, а ближе к четвёртому курсу стала задумываться о профессии искусствоведа. Меня вдохновила наш прекрасный педагог – искусствовед Ольга Петровна Сидорова, она вела у нас историю искусств. Я поступила в Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина (Академия художеств) – альма-матер профессионалов всех профилей в сфере изобразительных искусств. Окончила с красным дипломом (я всегда относилась к учёбе серьёзно, была включена на сто процентов). С любовью и благодарностью вспоминаю эти годы, учёба в вузе – это то правильное, что должно было случиться, – выбор, который предначертан свыше. С некоторыми педагогами я дружу до сих пор.


– Как вы попали в галерею?

– В галерею я попала 25 лет назад, после художественного училища. Сразу по окончании поехала на лето в Орехово. Там устроилась художником-оформителем в совхоз «Ореховский», это была моя первая работа. А уже осенью по рекомендации директора художественного училища Николая Михайловича Тимофеева была принята в Приморскую государственную картинную галерею. Директором тогда была Наталья Андреевна Левданская, человек, которого я очень люблю и уважаю. Я начинала младшим научным сотрудником просветительского отдела – водила экскурсии, читала лекции, параллельно курировала выставки (общий выставочный план распределялся на всех сотрудников просветительского отдела). Потом мне захотелось больше работать с коллекцией, с фондами, и я попросилась в отдел хранения. К тому времени Наталья Андреевна ушла из галереи, новым директором стала Наталья Ивановна Щуцкая. При ней я стала работать в отделе хранения, она же и назначила меня главным хранителем фондов перед своим уходом. Наталья Ивановна была музейщиком от Бога, до галереи много лет проработала в музее Арсеньева, и что-то она во мне такое разглядела, что решила доверить мне такую миссию. «Главное, будьте честны с собой, никому не доверяйте и, вопреки всем пертурбациям, сохраните коллекцию!» – это было её напутствием. Главным хранителем я проработала девять лет.


– Тогда были не самые простые времена для Приморской картинной галереи?

– Да, это было смутное время, непростое. Директора менялись, галерея закрылась на ремонт, и было непонятно, состоится ли он (это была уже вторая попытка, первый раз ремонт не состоялся, т. к. выделенные средства каким-то таинственным образом исчезли и концов не нашли), все коллекции были сняты и снесены вниз, фонды законсервированы… Вокруг происходили странные события, ввиду которых мы пребывали в состоянии полнейшей неопределённости относительно судьбы галереи. Ходили слухи, что нас вообще хотят выжить из этого здания, галерея подвергалась нападкам: был ряд заказных статей в контексте, что фонды не охраняются и вообще непонятно, что там хранится в этих фондах. Между тем в фондах хранилась уникальная художественная коллекция русского и западноевропейского искусства конца XIV – начала XX века. Которую мы охраняли и сохраняли, несмотря на разруху вокруг: укрывали плёнкой, когда начинал протекать потолок (в здании разобрали крышу), поддерживали оптимальную температуру и влажность и т. д. Сегодня вы можете любоваться этой коллекцией в главных анфиладах галереи.

– И в 2013 году вы стали новым директором галереи?

– Да, пройдя конкурс. Вопрос о смене директора назревал давно, многие были недовольны политикой руководства предыдущего директора и тем, что галерея пришла в упадок. В то время директором департамента культуры Приморского края была Анна Николаевна Алеко, она, видя ситуацию в галерее, предложила отказаться от системы прямого назначения директоров и сделать эту должность конкурсной. Каждый претендент должен был написать свою концепцию развития галереи, после чего все концепции рассматривал Совет по культуре и утверждал тех, чьи проекты будут представлены губернатору. Поначалу я сомневалась, подавать ли заявку. Тогда меня очень поддержал мой муж, который сказал: «Ты же видишь, в каком плачевном состоянии галерея! И ты можешь что-то поменять!» Я подумала: да, действительно, это шанс всё изменить, ведь я люблю это место, это мой второй дом! И села писать план развития галереи. Я очень серьёзно подошла к этому вопросу: проанализировала, что было раньше, какая текущая ситуация и что надо сделать, чтобы выйти из кризиса. В итоге Совет по культуре представил губернатору две кандидатуры на выбор – меня и ещё одного претендента, и губернатор назначил меня.


– С вашим руководством начался период расцвета галереи. Что удалось изменить, чем особенно гордитесь?

– Во-первых, очень чётко выстроенная выставочная политика музея. Это далось не сразу, но шаг за шагом мы к этому пришли. Стали делать интересные, амбициозные выставочные проекты, сотрудничать с другими музеями, при этом не забывая про наших приморских художников. Во-вторых, экономическая уверенность. Когда я вступила в должность директора, на счету галереи было 300 рублей, мы даже баннер не могли заказать. И долг по зарплате был 400 тысяч рублей. Нам удалось выйти из этого кризиса, галерея стала хорошо зарабатывать (исключение – год пандемии). Благодаря интересным выставкам удалось привлечь больше посетителей, мы раскрутили линейку сувенирной продукции, создали Клуб друзей картинной галереи, а недавно совместно с Союзом «Приморская торгово-промышленная палата» мы учредили и открыли первый на Дальнем Востоке музейный эндаумент-фонд ДАЛЬАРТ – фонд целевого капитала, где будут аккумулироваться средства, чтобы в дальнейшем инвестироваться для получения дохода, который пойдёт на развитие картинной галереи. И особый повод для гордости – команда. Они лучшие! Здесь всё совпало: и служение музею, полная самоотдача, и человеческие качества: честность, порядочность, этичность. Мы можем спорить до «кровавых мальчиков в глазах», но я знаю, что всегда могу на них положиться. При необходимости все сплотятся и сделают невозможное, даже если придётся ночевать в галерее. Низкий им за это поклон. А ещё здесь нет интриг и ножей в спину, и это большое счастье.

– Про ножи в спину. Когда я спрашивала про курьёзные случаи в галерее, вы сказали, что тут случались не только комедии, но и триллеры. Расскажите.

– Было дело. Когда под видом того, что планируется выставка в Музеях Московского Кремля, злоумышленники пытались изъять из галереи нескольких предметов искусства. Тогда я ещё работала главным хранителем. Наш теперь уже экс-директор сказала мне, что придёт человек с необходимыми документами и заберёт эти работы. И, сославшись на дела, она ушла на весь день. И вот приходит мужчина, предъявляет паспорт и генеральную доверенность, подписанную директором и главным бухгалтером Музеев Московского Кремля, я забираю документы и ухожу в фонды. А по этой доверенности ему можно было всё – от изъятия и вывоза до реставрации. Это немного насторожило. Мы с моей коллегой Ниной Михайловной внимательно изучили документы, стали сверять доверенность и паспортные данные и нашли отличие то ли в одной цифре, то ли в одной букве, это была такая мелочь, на которую при менее скрупулёзной проверке мы могли не обратить внимания. Тогда я подумала, что это случайность. Уже потом поняла, что это было сделано сознательно. Указав на ошибку, я сказала, что не могу выдать работы, когда исправите, приходите. Помню, как забегали его глаза. Он ушёл и, разумеется, больше не возвращался. Уже потом я позвонила в дирекцию Музеев Московского Кремля и отправила им сканы доверенности. Оказалось, что указанная выставка уже три месяца как идёт и что доверенность поддельная.


– Это же настоящая подстава. Вы представляете, чем это могло закончиться?

– Представляю. Это было бы подсудное дело. С тех пор я стала ещё внимательнее и каждый документ проверяю по нескольку раз.


– Давайте о хорошем. Про амбициозные проекты. Какой был самый первый?

– Первая веха – выставка «Иван Айвазовский – великий маринист» к 200-летию художника. Изначально планировалась выставка работ из Военно-морского музея в Санкт-Петербурге, где большой фонд картин Айвазовского. В последний момент питерский музей от участия отказался. А на выставку уже была выделена субсидия, представляете! Тогда мы решили пригласить к участию в проекте региональные музеи России, имеющие в своих фондах работы Айвазовского. Это был первый межрегиональный проект такого масштаба, в выставке приняли участие 12 музеев страны – от Владивостока, Хабаровска, Омска, Красноярска, Екатеринбурга, Нижнего Тагила до Севастополя и Симферополя. Тогда же был открыт новый парадный зал, за который галерея боролась 40 лет. Мы работали нон-стоп, на пределе своих возможностей, и мы это сделали! Это было мощно.

– Другим знаковым событием стало ваше содружество с Эрмитажем?

– Бесспорно. В 2014 году появилась идея создания центров-спутников Эрмитажа, один из которых решили основать во Владивостоке. Именно тогда произошла судьбоносная встреча с Михаилом Борисовичем Пиотровским, генеральным директором Государственного Эрмитажа, и с его заместителями Алексеем Валентиновичем Богдановым и Владимиром Юрьевичем Матвеевым (его уже нет, к сожалению). В июне 2015 года состоялось подписание соглашения о намерениях создания центра «Эрмитаж – Владивосток». С тех пор начались наша дружба и совместные проекты, и мы не просто коллеги, мы одна стихия, одна братия. Сейчас, к 55-летию галереи, мы готовим выставку «Союз Земли и Воды. Тема раковины в произведениях прикладного искусства ХVI–XXI веков из собрания Государственного Эрмитажа» – обязательно приходите, это будет впечатляюще!


– И конечно, самым громким событием стал приезд во Владивосток картины Сандро Боттичелли из Галерей Уффици (Флоренция). Как вам это удалось?

– На музейном форуме в Санкт Петербурге я познакомилась с итальянскими коллегами из компании MondoMostre – это официальный привилегированный партнёр самых важных культурных институтов Италии, организатор международных выставок. И они заинтересовались Владивостоком как одним из самых энергичных городов России и предложили сотрудничество. После двухдневного визита во Владивосток, отбыв в Италию, они прислали список, чтобы мы выбрали, кого хотим выставлять в галерее. Надо было видеть лица моих коллег, когда я зачитывала этот список на планёрке: Боттичелли, Караваджо, Беллини… Было ощущение, что это какой-то сон, сюр… Ущипните меня! (Смеётся.) Единогласно сошлись на Боттичелли. Так в 2019 году к нам приехала «Мадонна делла Лоджиа» – одна из ранних работ Боттичелли, написанная маслом на дереве в 1467 году. Впервые в истории шедевр из Галерей Уффици прибыл в Россию. Картина была представлена на V Восточном экономическом форуме, а затем мы открыли выставку в парадном зале галереи. Выставку посетили посол Италии в России Паскуале Терраччано и лично Айке Шмидт – директор Галерей Уффици. Позднее Айке рассказал, что ему понадобилась всего пара минут, чтобы принять решение: он подошёл к глобусу, посмотрел, где находится Владивосток, и сказал: «Да, Боттичелли полетит туда!»


– Это высокая планка. После этого вам уже всё по силам. Что дальше? Давайте помечтаем.

– Из амбициозных планов – выставка Пабло Пикассо. Я уже вела переговоры с директором Дома-музея Пикассо в Малаге (Испания), думаю, что эта мечта станет явью, как только снимут ограничения. Ещё одна мечта – выставка моего любимого Микеланджело, выдающегося гения эпохи Возрождения. А самая большая моя мечта – Музей приморского искусства. Я очень хочу, чтобы у галереи появилось новое, отвечающее всем современным требованиям и запросам здание, где разместилась бы экспозиция приморского искусства за последние сто лет его развития.


– Вклад в историю.

– Именно. Это то, ради чего мы служим. Иногда вечером, покидая галерею, я прохожу по экспозиции, и вдруг меня накрывает такая волна чувств, словно временные пласты раздвигаются. Я смотрю на произведения, которые создавались 200–300 лет назад, пережили революцию и войны, и вот сейчас они здесь, и они будут жить дальше. И наша задача – сохранить это для потомков, для вечности. Вообще, искусство можно постигать бесконечно. Как сказал греческий мыслитель и естествоиспытатель Гиппократ, «Vita brevis, ars longa» («Жизнь коротка, искусство вечно»).