Валентин Аникеев: «Десять лет Золотой мост парит над бухтой!»


Профессор, кандидат архитектуры, заслуженный строитель РФ, почётный архитектор России, почётный геодезист, почётный строитель России, почётный гражданин Приморского края


В августе мы отметили десятилетний юбилей Золотого моста – одного из главных символов Владивостока. Вантовый красавец, появившийся в столице Приморья к саммиту АТЭС 2012 года, входит в пятёрку самых больших вантовых мостов мира и является важнейшей транспортной артерией приморской столицы. И воплощением в реальность вековой мечты владивостокцев о прямой дороге с Чуркина в центральную часть города. О том, как мечта стала явью, нам расскажет почётный архитектор России, один из авторов генеральных планов Владивостока и их транспортных схем с 1973-го по 2012 год Валентин Васильевич Аникеев.

Интервью: Юлия Аделова Фото: Вита Vitagra

– Предыстория Золотого моста. С чего всё началось?

– Владивосток как военный пост России на Дальнем Востоке начинал формироваться на северном берегу бухты Золотой Рог. Но уже к концу ХIХ века военные стали осваивать и южный берег бухты. Кроме оборонительных сооружений, на полуострове Черкавского (его у нас обычно называют Чуркин или Голдобин, хотя Чуркина и Голдобина – мысы на этом полуострове) возник и загородный парк «Италия» – место отдыха и развлечений офицеров и местной буржуазии. Зимой бухта замерзала, на ней устраивались катки, а в летнее время связь с полуостровом обеспечивали в основном китайцы-перевозчики на джонках (наземный объезд вокруг бухты обходился дороже). Но ещё перед Русско-японской войной военные запретили джонкам плавать по бухте, и тогда инженер Ф. Е. Никлевич и меценат М. И. Суворов предложили управе города построить через бухту разводной мост. Денег на это у управы не было, а у государя императора в приоритете тогда были Порт-Артур и Дальний (Далянь), но не Владивосток.


После поражения царской России в войне с Японией Владивосток стал основным форпостом страны на Тихом океане, и перед ним замаячили перспективы бурного развития. На открытках того времени художники рисовали футуристические картинки мостов через бухту Золотой Рог, так что идея моста почти ровесница городу.


– Но вскоре Российская империя пала…

– Верно. И теперь уже советской власти предстояло решать во Владивостоке проблему связи внутри единого общегородского центра, который фактически сложился в амфитеатре бухты Золотой Рог. В проекте генерального плана Владивостока 1939 года его автор Е. А. Васильев предложил создать через эту бухту три мостовых перехода. Но, учитывая их дороговизну, власти решили вместо мостов соорудить через бухту канатную пассажирскую дорогу между мысами Чуркина и Эгершельда (на полуострове Шкота, который у нас обычно называют Эгершельдом). Эту дорогу так и не построили.


Осенью 1959 года Владивосток посетил Н. С. Хрущёв, который дал указание сделать город «красивее и благоустроеннее, чем Сан-Франциско». Ну а там символом был огромный мост Золотые Ворота. Вот и решили построить у нас мост не хуже американского. Так в генплане 1961 года появился высоководный мост (в арочном, висячем или вантовом исполнении). Но до отставки Хрущёва мост даже не начали проектировать, тем более что из-за высотного положения мост не решал проблему пешеходно-транспортной связи на уровне улиц центра. Поэтому в 1974 году был разработан эскизный проект низководного понтонного моста с разводным пролётом с использованием имевшихся понтонов Тихоокеанского флота (авторы проекта С. В. Зельманов и В. В. Аникеев). Этот мост должен был соединить берега бухты на уровне улиц Корабельной Набережной и Калинина.


Идея эта понравилась и проектировщикам генплана, и властям города, но включать этот мост в генплан не рискнули, опасаясь, что из-за него можно потерять возможность строить высокий мост (привет Сан-Франциско!). Поэтому в генплане Владивостока 1984 года предусматривался лишь высокий мост через бухту Золотой Рог.


Строительство этого моста со сроком ввода в 1998 году включили в Долговременную государственную программу комплексного развития Дальневосточного экономического района, утверждённую ЦК КПСС и Советом Министров СССР в 1987 году. Технико-экономическое обоснование строительства этого моста, разработанное институтом «Ленгипротрансмост», утвердили в 1989 году. Но пришла перестройка, вскоре развалился СССР, а в смутные девяностые городу было не до строительства.


– Но проблему перегруженности городских дорог надо было решать.

– Да. При разработке концепции генплана Владивостока в 2001–2003 годах стало очевидным: чтобы если не решить транспортные проблемы городского трафика, то хотя бы облегчить их, даже одного высокого моста через бухту Золотой Рог недостаточно. Поэтому было предусмотрено создание и низководного моста, параллельного высоководному, и моста (или тоннеля) между мысами Чуркина и Эгершельда, и второго моста на Русский остров через Елену. Поскольку ни город, ни край не располагали средствами для строительства высокого моста, строительство низководного понтонного или балочного моста предлагалось как первоочередное. Но и про высокий мост ни на минуту не забывали.


– И всё-таки он был построен!

– Крутой поворот в судьбе Золотого моста произошёл 15 лет назад.

В январе 2007 года президент России В. В. Путин принял решение провести саммит АТЭС – 2012 во Владивостоке. Появилась реальная возможность получить федеральные деньги на строительство многих крупных объектов для города, в т. ч. и высоководного моста. Поэтому в генплане Владивостока, утверждённом Думой города в 2008 году, высокий мост показан как первоочередной, а низкий – на перспективу.


По поручению президента в рамках Программы развития Дальнего Востока была разработана специальная подпрограмма подготовки города к саммиту. Для разработки этой подпрограммы в московском институте «Гипрогор» была создана команда, в которую пригласили и меня как одного из авторов генпланов Владивостока. Мне поручили обосновать место размещения делового центра саммита и разработать транспортную схему обслуживания саммита. Несколько месяцев я жил и работал в Москве, чтобы сразу на месте решать возникающие вопросы в институте и в федеральных министерствах. Вместе с администрацией края нам удалось доказать целесообразность размещения делового центра саммита на Русском острове. Благодаря этому трассы магистралей от аэропорта до делового центра саммита прошли через город, и это позволяло привлечь федеральные средства для развития транспортной инфраструктуры города.


– Какой был план?

– Основная магистраль должна была пройти в основном по незастроенным территориям по трассе аэропорт – Новый – Де-Фриз – Седанка – Сахалинская – Патрокл – Назимова – Новосильского – Аякс и обеспечивать скоростной и безопасный проезд официальных кортежей. На ней предусматривались Русский мост, путепроводы через долины речек, несколько развязок и мост-эстакада Седанка – Де-Фриз. Кстати, де-фризовский переход я предлагал ещё в 1999 году, но тогда его посчитали фантазией. Замечу, что потом часть этой трассы изменили на т. н. объездную дорогу.

Дублирующей магистралью была принята трасса улица Маковского – проспект Столетия Владивостока – Некрасовский путепровод – мост через бухту Золотой Рог – Патрокл. На ней намечалось реконструировать ряд участков, построить несколько развязок и, самое главное, включить в её состав высоководный мост через бухту, уже начатый проектированием. Вот тут мне пришлось плотно заниматься и Золотым мостом.


– Что дальше?

– Золотой мост смог решить только одну задачу – вывод транзита из Первомайского района, минуя центр. А вот не менее важную социальную задачу – соединить короткой пешеходно-пассажирской связью две части общегородского центра – этот мост не решает, здесь нужен низководный мост. В том же Стамбуле через их бухту Золотой Рог построены два низководных и высоководный мосты.

Особо важно подчеркнуть, что низкий и высокий мосты – не альтернатива, они выполняют разные функции и взаимно дополняют друг друга. Городу в этом створе нужны оба этих моста, поэтому низкий тоже должен быть построен.


– Вы помните день открытия Золотого моста десять лет назад, ваши чувства? И что чувствуете сейчас, спустя десять лет?

– Отлично помню тот восторг и безмерное ликование всего Владивостока, когда десятки тысяч горожан и гостей города гуляли по мосту при его открытии. Это был поистине всенародный праздник. Сейчас мост воспринимается в городе как должное, он стал неотъемлемой частью городского ландшафта и символом Владивостока. Десять лет Золотой мост парит над бухтой. Но десять лет исполнилось и остальным объектам саммита АТЭС – 2012: Русскому и Де-Фризовскому мостам, корпусам ДВФУ, новому аэропорту, дорогам и развязкам, построенным на мировом уровне. До сих пор поражает грандиозность этой поистине всероссийской стройки, которую можно сравнить с великими комсомольскими стройками ХХ века.


– Недавно вы отмечали и свой 89-й день рождения. Вы по-прежнему много работаете, консультируете, общаетесь с прессой. Поделитесь секретом своего профессионального и личного долголетия.

– Секрета нет. Говорят, за каждым успешным мужчиной стоит женщина. Рядом со мной уже 66 лет моя жена Валентина, поддерживают наши дети, внуки, большая родня. Мне часто везло работать с настоящими профессионалами. Ну и конечно, осознание того, что моя работа нужна людям.