Оптимистическая трагедия Зинаиды Серебряковой


Текст: Ольга Щукина, искусствовед @olgafestival Автор идеи: Юлия Аделова

Если бы по мотивам биографии Зинаиды Серебряковой, одной из первых известных русских художниц в мировом искусстве, сняли художественный фильм, это была бы пронзительная драма: счастливое детство, омрачённое ранней смертью отца, счастливое замужество и такая же ранняя смерть мужа, счастливое материнство и выживание в послереволюционной России с четырьмя детьми на руках, вынужденная эмиграция «на заработки» во Францию, чтобы хоть как-то прокормить их, и разлука с двумя из них на долгие десятилетия, безвестность на чужбине и признание на родине, пришедшее лишь за год до кончины художницы, – этого синопсиса достаточно

для представления о том насыщенном сценарии, который написала для неё жизнь.


Лишь только речь заходит о творчестве Серебряковой, в памяти тут же возникает знаменитый автопортрет художницы «За туалетом», написанный ею в 1909 году, которым она впервые была представлена публике на выставке Союза русских художников. Необычайный успех этого портретного образа более всего объясним его оптимизмом, который, к слову сказать, ей удалось сохранить на протяжении всей своей жизни. Несмотря ни на что. Удивительно, но, оказавшись в компании грандов отечественной живописи – Валентина Серова, Бориса Кустодиева, Михаила Врубеля, 25-летняя Зинаида Серебрякова не только не потерялась, но и произвела настоящий фурор – оглушительный успех, восторженные отклики и немедленное приобретение работы в Третьяковскую галерею!


Автопортрет «За туалетом» открыл целую серию крупных работ Серебряковой в портретном жанре. Яркость и лёгкость цвета, эмалевая поверхность картин, где мазок пригнан к мазку, особое изящество письма и, наконец, всегда присутствующая тема молодости и красоты – всё это неизменно в её портретах, главное в которых – мастерски переданная глубина характера каждого отдельно взятого человека. В период вынужденной эмиграции во Францию работы именно в этом жанре приносили художнице хоть какие-то средства к существованию и спасали от голода.


В изящном автопортрете «Девушка со свечой» 1911 года Зинаида Серебрякова словно предвосхитила метафору собственной жизни. Молодая нежная девушка с лёгким румянцем на щеках обернулась, чтобы взглянуть на зрителя из окружающей её темноты холста. Невинное трепетное лицо освещает невидимая свеча. Кажется, что эта светлая и трогательная героиня заперта в мрачных красках прямоугольной рамы. В её огромных миндалевидных глазах ни страха, ни сомнения, только решимость и приглашение вместе с ней пройти через темноту. И так же, как светится внутренним душевным теплом это юное лицо, светилась и душа Серебряковой, оказавшейся заложницей печальных обстоятельств собственной судьбы.


Сцены деревенской жизни – другая творческая любовь Серебряковой. Несмотря на простоту сюжетов «крестьянского жанра», законченные произведения отличают классическая завершённость форм, тяготение к монументальному, эпическому. Таковы её многофигурные композиции – «Жатва» (1915) и «Беление холста» (1917). В обеих картинах художница оставляет по четыре женские фигуры, это сродни поэтическому четверостишию. В «Жатве» мы даже не замечаем, что фигуры на холсте отличаются только позами и аксессуарами, на самом деле это одна и та же девушка, которую художница переводит от статики к динамике, от замкнутости к общению, от времени «нейтрального», вечного к настоящему. В работе «Беление холста» тот же приём, но точка зрения выбрана снизу, фигуры находятся словно на пьедестале, чётко прорисованы на фоне неба. Здесь нет персонажей главных и второстепенных, здесь чередование и перетекание друг в друга свободных движений и поз, вечный круговорот, от которого сложно оторваться. Художница выходит на новый виток развития – от камерного творческого мышления к масштабному, от образов домашних к эпическим, выражающим силу самой России. Это тем более непостижимо, если учитывать иностранное происхождение самой художницы, подчеркивавшей в автопортретах свой галльский тип и итальянский блеск глаз в портретах детей. Тем не менее ей удалось спеть эту песнь о Родине.


Больше, чем красота сельской жизни и женского тела, Зинаиду Серебрякову вдохновляли только её дети, которых у неё было четверо. Она писала их много и с огромным удовольствием. В работе «За завтраком» материнский, женский характер творчества Серебряковой проявился с огромной силой. Самые близкие и любимые люди собрались вместе за обеденным столом, царят таинство и уют совместной трапезы. Дети обернулись в сторону Зинаиды, как будто ожидая, что она вот-вот присоединится к ним. У них красивые ясные лица. Эта работа, признанная одним из лучших детских портретов,– образ счастливого детства и самых счастливых дней Зинаиды Серебряковой в кругу семьи.