«О, старый кинжал… Оружие Востока»


В Приморской государственной картинной галерее работает выставка традиционного холодного оружия «О, старый кинжал… Оружие Востока» из собрания Государственного музея Востока (г. Москва). Этот проект– первый из открытых в наступившем, 2022 году и второй в опыте взаимодействия музеев.

Текст: Елена Клымюк, научный сотрудник выставочного отдела Приморской государственной картинной галереи, искусствовед, Материалы для статьи предоставлены специалистами Музея Востока, Фото: Сергей Кирьянов

Ценнейшие коллекции созданного в 1918 году Музея Востока, первоначально названного Ars Asiatica, возросли на базе частных коллекций и восточных собраний Государственного музейного фонда. Далее с новым музеем поделились сокровищами Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственный исторический музей и Политехнический музей. На протяжении 1930–1970-х годов собрание весьма активно пополнялось за счёт запланированных закупок и даров. В настоящий момент изначально представительное музейное собрание отличается особой насыщенностью и содержательностью: выставочные залы и фондохранилища можно смело сравнить с полной чудес пещерой Али-Бабы. Самые экзотические предметы, созданные искусными мастерами Кавказа, Дальнего и Ближнего Востока, севера и юга Азии, поражают воображение.


Выставка «О, старый кинжал… Оружие Востока» географически весьма широка – от Дагестана до Японии. В экспозиции представлено более 70 предметов, относящихся к мужской субкультуре, – так называемое белое оружие – боевое, наградное и ритуальное, а также предметы, напрямую связанные с ним.


Кинжал, по определению русского географа, этнографа и археолога Д. Н. Анучина (1843–1923), не что иное, как «оружие вроде ножа или короткого меча, с прямым или изогнутым клинком, простым или двойным лезвием и рукояткой». Будучи частью национального костюма множества народов, кинжал во все века считался символом стойкости, смелости, мужества и чести, он значимый элемент мифологии.

Храбрые воины, кавказские горцы гордились своим оружием и не жалели средств на его украшение. Легендарные длинные и прямые клинки оружейников дагестанского села Кубачи славятся среди ценителей крепкого оружия ещё со времён раннего Средневековья. Особо же хорош бывает прибор, состоящий из изящно отделанных рукояти и ножен, который разработан как единое целое и воплощён в материале, подчиняясь общему художественному решению.


Прекрасные и визуально лёгкие орнаменты, ценимые в исламском искусстве, создавались в технике насечки или гравировки по металлу и слоновой кости. Кубачинский орнамент имеет характерные мотивы, складывающиеся из растительных побегов, бутонов и цветков, называемые «тутта» (ветка) и «мархарай» (заросль). Устремлённая ввысь тутта подобна стеблю с симметричными ответвлениями, усеянными цветочными головками, листьями и завитками, которые ритмически растекаются по полю ножен и рукояти. Мархараю чужда симметрия, его движение развивается по разнонаправленным спиралям.


Искусство оружейников Ближнего и Среднего Востока представлено клинками османской, иранской и арабской выделки. Все эти предметы сохраняют древние формы и приёмы декорирования, будучи частью традиционной культуры данных народов. Судя по изгибу клинка, издревле создаётся в подражание форме коровьего рога восточный ханджар. Именно это тюркское слово и послужило основой для привычно для нас звучащего – кинжал.


Ханджары носили, заткнув за широкий пояс, причём открытой стороннему взгляду оставалась только рукоять. Возможно, поэтому отличительной особенностью персидских кинжалов является массивная рукоять, зачастую украшенная сложной резьбой по кости с изображением сцен из дворцовой жизни и надписями поэтического характера: «Его лезвие острее ума Платона и более кровопролитное, нежели бровь возлюбленной».

Ритуальный топор в виде головы фантастического льва и секира «даочыонг», украшенная изображением феникса, отлиты из бронзы мастерами Вьетнама и есть не что иное, как часть набора, играющего важную роль в ритуалах буддийских и даосских храмов. Подобные образцы древкового оружия, обладая магической силой, призваны защищать пространство храма и всех, кто находится под его сенью в праздники основания храма или деревни, дни поминовения предков, свадеб и т. д. Со времён Средневековья секирами «даочыонг» сражались, нередко верхом на слонах, военачальники и высшие офицеры.


В Мьянме изготовление холодного оружия сопровождается ритуалами с чтением молитв и воскурением благовоний. Следующий этап вслед за ковкой – натирание пахучими маслами и ядами для повышения боевых и магических качеств. В легенде рассказывается о кузнеце по имени Нга Тинде, которому в ремесле не было равных. Когда он работал в кузнице, случались землетрясения.


С помощью волшебного меча народный герой Маха Бандула (Великий Бандула), одним взмахом разрубил связку из 100 стеблей бамбука, в каждый из которых был вставлен железный прут. Сцена с изображением этого подвига, выполненная с помощью насечки серебром по воронёной поверхности, украшает клинок короткого меча «да-щей».


Гордость постоянной экспозиции Музея Востока – подставка для прославленных кинжалов крисов, выполненная в виде головы демонического существа Бомы. На островах Ява и Бали маски Бомы нередко включаются в архитектурный декор: считается, что они оберегают от вторжения злых духов и людей с нечистыми помыслами. Согласно преданиям, первый крис выковал бог Брахма либо легендарный принц Панджи. Индонезийцы считают, что настоящий мужчина располагает пятью ценностями: крисом, домом, женой, конём и певчими птичками. Крис создан как колющее оружие и зачастую имеет отличительную особенность – волнообразную форму клинка. Это связано с почитанием священных змей-нагов, с которыми и ассоциируется клинок. Крисам приписывали магическую силу, способность летать по воздуху и поражать противника на расстоянии. Родовой крис воспринимается как священная реликвия и передаётся из поколения в поколение на протяжении веков.


В Японии меч всегда рассматривался как сакральный предмет, в котором живут души предков. Самой искусно орнаментированной деталью японского меча всегда была цуба – аналог гарды европейского оружия сходного типа. Именно с помощью цубы, подобно нэцке, самурай мог продемонстрировать всем свой тонкий вкус и достаток. Очень скоро цубы стали предметом страстного коллекционирования как в самой Японии, так и в Европе.


Элементы оправы холодного оружия часто украшались изображениями дракона в облаках – своеобразного «вечного двигателя» в восточных культурах, воплощения творческой энергии природы. Помимо фантастических существ, изобразительным мотивом могли служить реальные животные – кони, кролики либо тигр – олицетворение мощи и мужества, посланец богов, символ 2022 года.