Пётр Старостин: «Люблю не классические истории!»


Видеограф, фотограф, руководитель видеопродакшена «Грустный дятел». Участник Каннского кинофестиваля и прочих, номинант на Национальную премию в области неигрового кино и телевидения «Лавровая ветвь», победитель конкурса, проводимого международной свадебной организацией видеографов WEVA, входит в топ-15 лучших видеографов России по версии TOP100AWARDS. Снимал в 23 странах

Фото: Альбина Старостина

Доступ, время и страсть – три составляющие хорошего документального кино режиссёра Петра Старостина. Когда есть страсть, съёмка идёт по наитию, в процесс включается его величество случай и все части пазла складываются в единый узор.


– О миссии простыми словами.

– Рассказываю истории людей, компаний, брендов через короткие фильмы.


– Проекты, которыми вы особенно гордитесь?

– Из личных в 2015 году я снял свой первый короткометражный фильм «Спасибо», который попал в Short Film Corner Каннского кинофестиваля. Коммерческие проекты я не все могу обсуждать, поскольку многие мои частные клиенты хотят сохранить приватность. При этом масштаб мероприятий может превышать бюджеты городских праздников федерального уровня. Можете заглянуть на мою личную страницу в «Инстаграме», там есть эпизоды, которые согласованы. Также я работал со звёздами: Сергеем Шнуровым, Ильёй Лагутенко, Азаматом Мусагалиевым, Кириллом Толмацким (Децлом) и прочими.


– Что удалось сделать в этом году?

– До пандемии удалось поснимать проекты в Марокко, Италии, Испании, США, Таиланде… Даже в Северной Корее. А в этом году только коммерческие проекты: несколько в Москве (частные и спортивные мероприятия, вручение премий Wedding Awards, TOP100AWARDS, конференции) и во Владивостоке с такими брендами, как DNS, «Доброфлот», ПИК, «Востокцемент», FESCO и прочие. Очень горжусь своими спортивными фильмами Leo.Run, Galaxy Vladivostok Marathon, Honor Vladivostok Ice Run.


– Из кинопремьер этого года что отметите?

– Я люблю не классические истории. Поэтому выделю «Горбачёв. Рай» – документальный фильм про сегодняшнюю жизнь первого и единственного президента СССР. «Гунда» – документальная драма про жизнь свиньи и её поросят, также герои фильма куры, коровы. Ну и из художественных «Петровы в гриппе» и «Аннетт».


– Есть ли будущее у кинематографа во Владивостоке?

– Владивостокский кинематограф появится, когда его признают в российской киноиндустрии, как признали якутское кино. Другими словами, фильм должен выстрелить на «Кинотавре», а лучше на международных фестивалях класса «А», так получилось у корейского кино и у кабардинцев (выпускников Сокурова).

А пока здесь снимается кино на коленке, своими силами, без продюсеров и бюджетов. На коленке оно и остаётся.


– Какой проект вы бы реализовали, будь у вас неограниченный бюджет?

– Авторский. Своё высказывание. Истории простых людей, которые мотивируют, заставляют думать. А уже потом и блокбастер или телесериал для Netflix можно бахнуть! Пример режиссёра Хлои Чжао («Земля кочевников», «Вечные») меня вдохновляет.


– Движущая сила Петра Старостина?

– Зависть коллег и чужие успехи, поскольку белой зависти и я к ним не испытываю. Конечно же, страсть к кино: смотреть, анализировать, вдохновляться им и делать своё. Даже в коммерческих проектах.