ТА, КТО…

09.10.2017

 

Умная, красивая, ироничная и образованная – так должна выглядеть женщина политик? Телеведущая? Предприниматель? Кто из них?.. А может быть, это всё запросто сочетается в одном человеке? Она – ТА, КТО, и жена, и депутат, и телеведущая, и предприниматель, и любящая мама своих детей. 
 

Интервью Татьяна Голивец  

Фотограф  Алексей Филимонов
Стилист  Дарья Image  

Стилист по волосам  Анна Нельга  

Визажист  Алла Тюрина

 

– Роза, ты украшаешь собой обложку октябрьского номера, в этом выпуске  мы вспоминаем «Меридианы Тихого» и говорим на тему «Такое женское кино». Я помню,  ты как-то упоминала, что твоя первая встреча с Владивостоком была как раз во время первых «Меридианов», когда фестивалем ещё занималась Лариса Дмитриевна Белоброва.
– Да, я разводилась как раз с первым мужем. Это был 2005 год.

 

– Если сравнивать тот, один из первых «Меридианов Тихого», и нынешний. Как ты считаешь, чего не хватает фестивалю?
– Любое мероприятие, партию, страну всегда делают люди. И тот кинофестиваль, который мы все помним, – это Лариса Белоброва, душа, сердце этого проекта. Мне очень странно и непонятно, почему сейчас так мало о ней говорят. Потому что, если бы не Лариса, этого фестиваля не было бы вообще. И нельзя это забывать. Многим тогда казалось, что она создавала его для удовлетворения каких-то своих амбиций. Нет, её идея была как раз в том, чтобы сделать Владивосток ещё более интересным, привлекательным, чтобы множество людей узнало, что на краю земли есть город, который открыт для большого культурного общения. Идея Ларисы нашла блестящее исполнение. И я стояла на этом и продолжаю стоять, что, если бы не Сергей Михайлович Дарькин и не Лариса Дмитриевна Белоброва, никакого кинофестиваля у нас бы не было. 
Я как раз за то, чтобы люди помнили о тех, кто стоял у истоков. Надо их помнить, благодарить, учиться чему-то хорошему и реализовывать это в новых проектах. А ещё уметь говорить «спасибо».


– Очень хотелось бы, чтобы такие люди служили мотивацией для других.
– Можно взять людей первого эшелона, а можно таких, как ты. Ты тоже мой мотиватор и я у тебя многому учусь. Например, как не огрызаться на хамство, отвечать тактично. Потому что иногда мне так хочется стукнуть по столу кулаком и сказать: «Ребята, почитайте книжки, научитесь вести дискуссию цивилизованно». Я не боюсь отвечать на нападки ни в жизни, ни на своей странице в ФБ, потому что я умею отстаивать свою точку зрения и приводить аргументы, я знаю, что я права. 

 

– Я давно слежу за твоими публикациями в соц. сетях и хочу сказать, что у твоего супруга, Игоря Чемериса,  достаточно мощная поддержка, ты подставляешь ему своё плечо и отстаиваешь вашу семью, не прячась за чужие спины. 
– (улыбается) Ты знаешь, у нас не совсем обычная в этом плане семья, когда один на пьедестале, а все остальные в тени. Мы оба на виду. И это, как раз, не ослабляет нас, а делает сильнее. 

 

– Теперь твой муж депутат краевого уровня, а ты – городского. 
– Для меня это произошло не вдруг, я уже участвовала в выборах. Я  много слышу разного о себе, меня можно любить или не любить, но мало кто сомневается в том, что моя профессиональная компетенция соответствует тому, чем я занимаюсь. Я знаю, что я на своем месте. Спешу развеять миф о том, что депутаты находятся в Думе, чтобы ничего не делать и получать зарплату. Это не совсем так. Большая часть из них не получают этой зарплаты. Ни мой муж, ни я в Думе не ради зарплаты. Быть депутатом – это, прежде всего, ответственность.

 

– У вас с Игорем депутатский тандем!
Я думаю, что мы, два депутата, он краевого, а я муниципального уровня, сможем сделать гораздо больше вместе. Поселок Трудовое, от которого я избиралась, входит в округ моего мужа. От этого же округа избран и председатель Законодательного собрания Приморского края Александр Ролик. Так вот я хочу сказать, для меня – это команда мечты. Потому что я вижу, сколько сделано для людей этого округа за последние два года. Если я могу быть полезна на этом участке работы, я тоже буду там. Весь смысл в конструктивной работе, в результате, а не в лозунгах.

 

– Как ты считаешь, почему сейчас так усиливается позиция женщин в обществе, искусстве, политике? Что этому способствует? Идёт усиление феминизации? 
– За последние десять лет значительно выросло число прекрасно образованных женщин, которые занимают высокие посты, зарабатывают приличные деньги, среди них есть те, которые ищут лучшего. И не всегда мужчина соответствует этому запросу. А женщина уже не готова довольствоваться абы кем, поэтому она и работает над собой, становится лучше, сильнее, чтобы встретить достойного партнёра. Самое плохое, что мужчины начинают это порицать. Они не видят, что это их проблема. Ведь женщине меньше всего хочется зарабатывать, кем-то руководить, самой думать о будущем своих детей. Нет, ей хочется положить голову на плечо и отдаться на волю мужчины. Но с другой стороны, иногда и мужчине надо помочь, поддержать его морально, в жизни разные ситуации бывают. Надо найти в своём партнёре потенциал, культивировать в нём мужские качества и тогда он, вполне возможно, станет успешным. Я как раз за это: нащупать в мужчине реферные точки и помочь ему кем-то стать. Если женщина что-то из себя представляет, она не потеряется на этом фоне, более того, они оба станут сильнее и лучше. Меня вообще удивляет, почему у нас в России слово «феминизация» ругательное.

 

– Я думаю, потому что, когда феминизация с оттенком маскулинности, это начинает пугать.
– Это происходит потому, что женщина растеряна, она не знает, какой ей быть. Она, может быть, и рада говорить нежным голосом, но её же не слышат, не воспринимают всерьёз. Я вот сейчас по другую сторону баррикад – разговариваю с власть имущими. Я разрушаю шаблоны. Мне неважно, во что одет человек, на какой машине он ездит, главное – что он делает.

 

– Раз уж мы заговорили об имидже. Всем известно, что во время предвыборной кампании с кандидатами работают имиджмейкеры, тщательно продумывают их образы, чтобы произвести правильное впечатление на избирателей. Скажи честно, ты пользовалась их услугами?
– Я считаю, что в политике надо быть самим собой. Я сама себе имиджмейкер. Мне кажется, что кандидаты в большинстве случаев проигрывают как раз потому, что играют в того, кем они на самом деле не являются. Таких примеров немало, когда кандидат высаживается из своего «Лексуса» за пять кварталов от места встречи с избирателями, пересаживается в «Жигули» и транслирует: «Я такой же, как вы, я хочу быть с вами». После выборов он снова садится в свой «Лексус» как ни в чём не бывало. Вот это самое страшное – когда лжёшь самому себе, пытаясь продать человеку ту картину, которую считают более продаваемой. Это неправильно. Скажи по-другому: «Я стал успешнее, богаче, и хочу сделать так, чтобы и вы тоже стали жить лучше».  


– Ты прошла в Думу и, правда, считаешь, что можешь что-то изменить, вот лично ты? 
– Да. Я хочу сделать городскую политику более конкурентной, более ответственной. В комитете, который я возглавляю, – по местному самоуправлению, правопорядку и законности – уникальная ситуация: туда вошли все партии, представленные в Думе Владивостока. В ведении комитета –  разработка проектов решений Думы, внутренняя политика города, международные связи, взаимодействие с политическими партиями, законы и инициативы. Здесь много замыкается на тех внутренних процессах, которые идут в городе. Это то, что я люблю, то, что я понимаю, и то, чем я хочу заниматься. 
Чем хороши новоизбранные парламенты как в городе, так в стране или регионе – это же то поле действия, на котором каждый игрок становится понятен и заметен в течение двух-трёх месяцев. Я хочу, чтобы с нами как с депутатами города считались, и в этом я вижу свою миссию, чтобы нас слышали и признавали право этого города получать те преференции, которые он заслуживает.


– А ты не боишься, что в какой-то момент тебе станет скучно, когда увидишь, что ничего не меняется?
– А я часто прихожу туда, где ничего не меняется. Вот вспомни то же «ОТВ» – кто только не ложился костьми и не мешал, утверждая, что там ничего невозможно поменять. А я отвечала: «Один человек может сделать очень много». У меня же получилось? Я думаю, что надо верить, что ты можешь что-то изменить. Комитет у нас только собрался, нам сейчас предстоит разработать стратегию и план действий, чтобы он не шёл вразрез с городом, в первую очередь. Есть такое старое политическое предубеждение, что Дума Владивостока время от времени противостоит кому-то. Я считаю, это какая-то архаика.

 

– А ты могла бы стать мэром?
– Нет.


– Почему?
– Потому что не хотела бы.

 

– А каким, по-твоему, должен быть мэр города? Какими качествами обладать?
– На мой взгляд, многие люди сейчас неверно трактуют должность главы города. Все считают, что она политическая. На самом деле, эта должность хозяйственно-административная. Не нужно никогда излишне политизировать деятельность главы города, для этого есть глава региона. А у нас наблюдается противостояние края и города, потому что оба политики. В то время как задача мэра – город и его социально-экономическая составляющая. Надо всегда быть на своем месте. Ошибка рассматривать эту должность как трамплин для политической карьеры. Это не трамплин, это та точка, за которую ты несешь ответственность, и всё. 

 

– Когда я смотрю твою программу «Те, кто» , у меня возникает ощущение, что твои гости – твои друзья. По какому принципу ты приглашаешь людей на интервью?
– Далеко не все они мои друзья, я просто стараюсь создать человеку комфортную обстановку. Самый примитивный момент, который я презираю в журналистике, это сделать из своего гостя грушу для битья и порицать его. Я хочу, чтобы человек, который пришёл ко мне в программу, почувствовал полёт. 

 

– А какой у тебя самый любимый выпуск программы?
– Я хочу тебе сказать, что мне в сердце очень запал выпуск с Талабаевой.

 

– Я хорошо помню его. Для меня Людмила Заумовна открылась с другой стороны.
– Самое интересное, что меня все отговаривали и говорили, зачем тебе это – она и так каждый день в «ящике», говорит одно и то же. Мы с Людмилой Заумовной были на тот момент по разные стороны баррикад, но не теряли взаимоуважения. Когда я её пригласила в программу, она была удивлена, и тем более, когда узнала, что за это не надо платить. И когда она пришла, она была, конечно же, в своем панцире. Я увидела, что передо мной сидит не партиец, не политик, передо мной женщина, которой очень трудно. И надо уметь увидеть это благородство, желание противостоять той волне, которая идет против тебя. И я как раз понимаю чувство одиноко колышущегося флага на ветру, когда все на тебя смотрят и ждут, когда уже ветер разорвёт этот флаг в клочья. Она это выдержала, выстояла. И я в свое время выстояла, поэтому знаю, как об этом разговаривать. Ты один, ты выработал свою долгосрочную стратегию и придерживался её. Они все спринтеры, а ты стайер, они выдохнутся, а ты свой марафон добежишь. Мы с ней в этом похожи, хотя детали жизни разные. Суть одна: ты не хочешь мириться с тем, что считаешь омерзительным. Смысл в том, что человек пришёл на программу и рассказал об этом, смысл в том, чтобы он не чувствовал себя изгоем, он не один, нас много. 

 

– Телеведущих часто упрекают в тщеславии. Ты в свой адрес слышишь такое?
– Постоянно. Я говорю в таком случае: есть тщеславие и есть честолюбие. Вот когда ты идёшь один на амбразуру, потому что не можешь сидеть в окопе, это тщеславие? Нет. Но людям гораздо легче увидеть именно его. Поэтому, когда я вижу, как некий «борец за правду» с пафосными постами на ФБ занимает на парковке место для инвалидов – для меня сразу всё понятно в плане его моральных принципов. 
Маленький город тем и хорош, что в нём трудно играть. Это не Москва, где твой «картинный» образ может долго существовать и работать на тебя. Люди устали от намалёванных образов, в которых нет ни содержания, ни идеологии, ни сущности.

 

– А ты не жалеешь, что ты сейчас отдаешь себя Владивостоку, а не Москве?
– Абсолютно нет. Я в первую очередь отдала себя не Владивостоку, а своей семье. Именно поэтому я бы поехала за своим мужем даже в тайгу, для меня это принципиально, чтобы мои дети жили и с папой, и с мамой. Дети счастливы с нами. Нельзя этими вещами манкировать, искать, где тебе удобно, или ставить какие-то требования своему мужчине.
Я всегда говорю: «Девочки, не надо топать ножкой, сидя на диване, и ждать, что мужчина вам всё принесёт. Если вы ведёте себя как в детском саду, тогда не удивляйтесь, что ваша манная каша с комочками».

 

– Роза, тебя можно разобрать на афоризмы. 
– А можно просто разобрать! (смеёмся) Знаешь, не люблю разговоры о высоком, наверное, старею. Если в тебе есть что-то высокое, это же видно. А если его нет – зачем в это играть? Надо уметь посмеяться над собой. А если серьёзно, я считаю, всё, что мы делаем, мы делаем ради наших детей. Если говорить общественным языком, что спасёт нашу страну – это вера в свою семью. Семья как религия – это то, чем я руководствуюсь всю свою жизнь. 

 

– А у тебя есть мегамечта?
– Я в этом плане совершенно без фантазий, о себе не мечтаю. Но у меня есть цель и желание: я очень хочу полностью раскрыть политический потенциал своего мужа. Я считаю, что сейчас наша внутренняя региональная политика нуждается в харизматиках и сильных личностях. Они могут кому-то нравиться, кому-то нет, но голос их звучит громче всех остальных. Их уважают, с ними считаются. Мой муж Игорь – один из таких людей. 

 

– А тебе не страшно «нырять» в политические страсти? 
– Нет. У нас в стране на разных ответственных должностях часто стоят у руля чиновники, не живущие регулярно на территории. У меня есть возможность жить, где угодно, моё образование позволяет мне работать в любой точке мира. Но мне никогда этого не хотелось. Я считаю, если ты работаешь в России, то и ты, и твои дети должны жить здесь. Тогда ты видишь проблемы и можешь законодательно их решать. 

 

– Интересно с тобой встретиться через год и узнать, что тебе удалось сделать, чего достичь. Как ты сама думаешь, чего ожидать? 
– Я думаю, противников будет больше, чем сейчас. Сейчас среди них есть скептики, которые говорят: «Да что там она может сделать?» Но, с другой стороны, есть и те, кто поддерживают меня и понимают, почему я здесь. Пустые разговоры меня не задевают. Я вижу тех людей, которые хотят что-то менять, и я хочу быть в их команде. Я не хочу быть в той толпе, которая всех критикует и порицает. Я хочу быть рядом с теми, кто созидает.

 

 


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload