Осторожно! Хорошая девочка.

18.03.2018

 

Текст Тара Ройлян, Фото Александр Курицын, Модель Виктория Бердышева

 

Она была удобным ребёнком: рассказывала гостям стихи, стоя на табуретке, ела в саду манную кашу и никогда не перечила взрослым. Родители не видели её подросткового бунта – она провела его тихо, сидя за книжками или в кружках и секциях. С отличием окончила школу и институт. А в 23 года наглоталась таблеток – еле откачали.

Или так. Она была вежлива и аккуратна. «Хорошие девочки не злятся», – с детства внушали ей. «Нужно уметь подстраиваться», – слышала она в ответ на жалобы о самодурстве начальника. «Хорошая жена должна быть мудрой и терпеливой», – говорили ей после очередной выходки мужа. «Она была хорошей дочерью, подругой, коллегой, женой. Почему рак забирает лучших из нас?!!» – говорили о ней, но она уже их не слышала. 31 год, рак молочной железы. «И ведь за всю жизнь и слова плохого никому не сказала. Всё в себе. Всех берегла».

А от другой «хорошей девочки» муж ушёл, и все удивлялись вокруг: дом полная чаша, жена умница, дети-ангелы, ни скандалов, ни истерик, что ещё ему надо!

Вам приходилось слышать такое: «Как у такой хорошей мамы могут получиться такие дети!» А ещё у хорошей мамы дети не болеют, хорошим жёнам мужья не изменяют, хороших работников не увольняют.

Кто они, «хорошие» девочки, жёны, подруги и мамы? Почему от них хочется бежать? Почему им хочется сказать: «Я тебе не верю»? Легко ли им быть хорошими и счастливы ли они?

 

Быть удобным ребёнком, удобной женой – это такая стратегия, чтобы выжить. Чтобы не быть отвергнутой, не быть одной.

 

«Хорошие» девочки – те, которые слушаются взрослых: маму и папу, и учителей – и действуют так, как от них ожидают. Они действуют так, чтобы понравиться, чтобы быть удобной, чтобы не вызвать злости и раздражения. И не важно, нравится ли ей самой то, что она делает или нет. Ей внушили, что ей нравится читать стихи гостям, стоя на табуретке, и её табуретка будет всегда стоять наготове, что она любит есть по утрам манную кашу, и не важно, что её тошнило от одного её вида.

Она никогда не говорила «Нет». Её «нет» всё равно никто бы не услышал. Было «Ты должна!!!» Должна закончить музыкальную школу, должна учиться на пятерки, должна победить на городской олимпиаде. А иначе тобой не будут гордиться, а значит, тебя не будут любить. А ещё ты должна поступить в институт. Непременно в медицинский. Так папа сказал! И не говори, что ты не хочешь – ты просто не знаешь, что тебе нужно, а маме и папе видней.

 «Хорошая девочка», – говорил он ей, и она ублажала его в постели и в жизни. Симулировала оргазм, ходила на курсы глубокого минета и осваивала тонкости этикета. Слушала лекции Торсунова и Нарушевича о том, какой она должна быть, чтобы её любили.

Хорошая девочка делает то что, ей скажут. Она делала много, чтобы понравиться другим, и ничего, чтобы понравиться себе. Она вообще ничего не знала о себе. Она не знала, что она любит, ведь ей всегда говорили, что она должна любить. Что ей не нравится, что она хочет и не хочет. У неё вообще не было своих желаний. Жить для других и ради других она умела, а для себя и ради себя – нет.

«Хорошая девочка», – говорил он ей, и она ублажала его в постели и в жизни. Симулировала оргазм, ходила на курсы глубокого минета и осваивала тонкости этикета. Слушала лекции Торсунова и Нарушевича о том, какой она должна быть, чтобы её любили. Она вообще себя не чувствовала и не ощущала, потому что не было её. Никогда.

Быть удобной и быть собой – это не одно и то же. Быть удобным ребёнком, удобной женой – это такая стратегия, чтобы выжить. Чтобы не быть отвергнутой, не быть одной. Но правда в том, что она действительно одна. Рядом с ней нет любящих и принимающих родителей. Рядом с ней нет партнёра, который принимает её, уважает и бережно к ней относится.

И правда в том, что чем лучше она хочет казаться, тем дальше она уходит от себя. И как бы она ни старалась, тебе хочется ей сказать: « Я тебе не верю». Не верю твоим словам и этому преданному взгляду, не верю, что ты любишь глубокий минет и что сейчас у тебя был оргазм.

А ещё, рано или поздно, у них заканчивается терпение, и они перестают быть «хорошими». В попытке стать настоящими они срывают с себя маску и сметают всё на своем пути.

Так одна «хорошая девочка», проходя мимо соседки, курящей в подъезде, выхватила у неё из рук сигарету и засунула ей за шиворот, а другая взяла в руки нож, которым резала мясо для жаркого, и нанесла им ранение мужу в печень.

А кто-то кричит на детей при закрытых дверях, сохраняя улыбку и тихий голос на людях. Или выпивает бутылку вина за вечер… Или просто уходит в себя, в болезнь, из жизни.

Как много их таких, хороших девочек и мальчиков, не научившихся говорить «нет», не узнавших себя и своих желаний, не позволяющих себе злиться!

Но злости и ярости не запретишь быть. Она есть и никуда не уходит. И либо она остается глубоко внутри, разливаясь ядом по телу, либо однажды прорвётся наружу и сметёт всё на своем пути.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload