I LOVE, I CREATE

15.04.2018

 

 

В то время как вся Россия болела за наших олимпийцев в Южной Корее, творческая часть Владивостока с замиранием сердца ждала результатов конкурса Haute Coiffure Francaise в Париже, финалистами которого стали сразу три парикмахера из Владивостока. Главный приз компетентное международное жюри присудило Анне Ковалевой, стилисту-парикмахеру SEM.

 

– Аня, каким было утро победителя в Париже?

– Пожалуй, в тот момент, когда мы устроились в парижской квартире уже после конкурса, открыли вино, любуясь чудесным видом из окна, – вот это и было осознанное и очень счастливое утро чемпиона!

 

– Расскажи про сам конкурс.

– Ассоциация Высокой Парикмахерской моды в Париже (HCF) – это очень престижный клуб, в который входят лучшие салоны мира. Для конкурса отбирают всего десять финалистов. В этом году в финал вышли парикмахеры из шести стран. Из них три финалиста из России, и все три из Владивостока.

 

– Потрясающе! Твое бирюзовое, почти «морское» окрашивание – его идея возникла сразу или были другие варианты, поиски чего-то ещё?

– Вся концепция образа загорелась у меня в голове, как лампочка. И на протяжении всего времени я следовала её свету, чётко осознавая смысл каждой детали. Всё должно было сработать на главную идею.

 

– И в чём она заключалась?

– Сочетание морской стихии и чего-то урбанистического. Противостояние и в то же время способность гармонично сосуществовать. Город у моря. Владивосток.

– В твоей работе была идеальная чистота цвета. Этого иногда сложно добиться на холсте, что уж говорить о волосах. Как тебе удалось получить нужный оттенок?

– Да, я не ищу лёгких путей. С технической точки зрения, сделать настолько мягкий переход от максимально светлого оттенка до глубокого изумрудного действительно очень непросто на любых волосах, не говоря уже о восточных. Для стрижки я выбрала сложную графичную форму, именно она должна была работать на весь образ в целом и раскрыть все нюансы окрашивания. На первом этапе конкурса, ещё в декабре, отбор проходил по фотографиям. Поэтому свою работу важно было правильно сфотографировать: выставить свет, выбрать фон и нужный ракурс. Конкурсная работа должна зацепить жюри. Твоя идея может попасть в цель, а может и не попасть – вкусы у всех разные. И в этом есть определённый элемент везения.

 

– Но бывает, что на фотографии всё красиво, а повторить вживую не всегда получается!

– Да, так бывает. Потому что всё, что касается финала – это и работа, и искусство, и многократные репетиции. Я простригла эту стрижку на болванках раз десять! На таких сложных волосах её можно сделать за 15 минут, а можно стричь три часа, и всё равно всё будет не то. Парадокс, но именно в финале, впервые в своей жизни я выполнила эту стрижку за такое короткое время и настолько идеально!

– Но судя по видео из Парижа, ты на сцене не просто стригла модель, а смогла сделать из этого шоу. Ведь в таких конкурсах больше всего подкупает то, как человек держится на сцене.

– Конечно! Это тоже большая работа. Но в тот момент это нервы, стресс. Ты долго к этому готовился, все устали, всю неделю спала по несколько часов, перелёты и смена часовых поясов… По приезду в Париж тебе приходится красить модель в стрессовых условиях. У нас не было задачи выполнять само окрашивание на сцене. Но оно должно было выглядеть идеально, свежо! И вот сначала в Москве мы прямо в гостинице осветлили и затонировали волосы Леры, моей модели. Самую тонкую работу – выполнение градиента оставили на Париж и сделали это за два часа до финала в крошечном номере отеля. Это было очень смешно. Я и моя модель стоим обе в неглиже в малюсенькой ванне, Лера в целлофане, я смываю зелёный цвет и понимаю, что голову ей опустить нельзя, потому что иначе зелёный замоет белый и получится грязь. Сейчас вспоминаю это как приключение, но тогда это был трэш, конечно. Но я победила, значит оно того стоило – однозначно.

 

– Твоё выступление в Париже как раз совпало с Олимпийскими играми. И я даже не знаю, за кого мы болели больше. Какие эмоции ты испытывала в жёстком накале борьбы?

– В тот момент понимаешь, что всё зависит от тебя, насколько ты готов. За полтора часа надо было показать, что ты умеешь. И дело не в других, дело только в тебе и в том, что кого-то одного из десяти выберет компетентное жюри. Мы заранее договорились с визажистом о тайминге на сцене, работали по очереди, чётко и слаженно.

 

– Насколько комфортны были условия работы на сцене?

– Стул для модели был очень низкий, а я высокая. Какой выход? Либо делать стрижку на коленках, либо согнувшись. Но на меня ведь смотрят сотни глаз! Принимаю решение поднять свою модель со стула и стричь стоя. Руки тряслись так, как никогда в жизни! Но испытывая дикий тремор, внутри я ощущала спокойствие. В голове было чёткое понимание того, что я делаю. И вот стригу первую прядь и думаю: «Да у меня всё классно. Я идеально её подстригу! Просто уверена в этом». За несколько срезов делаю стрижку, мне остаётся всего лишь свести челку, поднимаю глаза на монитор и вижу, что у нас остаётся ещё целых 50 минут, а наша модель уже готова. Что делать?.. И вот оставшееся время мы добавляли штрихи, бодро пританцовывая, играючи тонировали тело Валерии... И уже снимая с неё пеньюар, я сказала: «Лера, мы с Дашей сделали всё идеально. Просто продай это!» Валерия включилась моментально и подавала образ настолько вкусно и красиво, что взгляды зрителей были прикованы именно к ней.

– У меня вопрос как раз по образу модели. Ты ведь непросто нарядила её в нечто близкое по цвету?

– Да, я понимала, что в образе должна быть женственность, поскольку это Европа, французы обожают женщин. Нужно было сделать так, чтобы это было не просто красиво, а высоко! И я нашла Светлану Ермоленко, которая смогла воплотить мою идею, найти походящую ткань, сделать идеальную посадку по фигуре. Более того! Она смогла сшить сапоги из экокожи, представляешь? Безусловно, наша модель выделялась из толпы. Это выглядело дорого, породисто, необычно.

 

– Вспомни момент, когда всё осталось позади.

– Вокруг нашей троицы было очень много зрителей. Они бесконечно снимали, выкрикивали «C’est magnifique!» – «Великолепно!» Это добавило драйва и спокойствия, потому что я почувствовала огромную поддержку и получала удовольствие от того, что находилась на сцене. За кулисами было ощущение эйфории, мы обнимались и кричали: «Ура! Мы это сделали!»,– ещё не зная результата.

 

– С кем тебе удалось познакомиться на конкурсе?

– На бэкстейдже работали такие крутые профессионалы! Я даже не думала, что я когда-нибудь поздороваюсь с ними! Eric Zemmour, Christophe Gaillet, Laetitia Guenaou, это люди-легенды высокой парикмахерской моды, которые работают на самых крутых мировых шоу. Ещё до конкурса Christophe Gaillet прокомментировал мою работу в официальной группе на facebook, он написал «Awesome!» Для меня было очень неожиданно, что в день конкурса он её вспомнит. И вот за кулисами до объявления результатов ко мне подходят Eric Zemmour и Christophe Gaillet и ещё несколько партнёров Ассоциации и начинают изучать мою модель: комментируют цвет, переходы, форму стрижки. И Кристоф говорит: «Я видел эту работу на facebook, она идеальна!» Я думала, что в тот момент у меня брызнут слёзы из глаз!

 

– Мне кажется, что, даже если бы ты не победила, этот момент был самым ценным.

– Да, я стояла и думала, что для меня получить признание профессионалов такого уровня – уже награда! И потом ко мне поворачивается Кристоф, берёт меня за плечо и говорит: «Что будешь делать, когда победишь?»

 

– Я сейчас сама расплачусь! И вот вас вызывают на сцену для оглашения результатов. О чём ты думала в тот момент?

– Наверное, о том, что, каким бы ни был результат, мне нужно просто принять всё, что будет происходить как данность, потому что я знаю, что сделала всё, что могла и даже больше. И вот объявляют: «The winner is… Anna…» – я слышу имя и понимаю, что участница из Люксембурга тоже Анна. И эта пауза между именем и фамилией мне казалась бесконечной! На слове «Ковалёва!» у меня побежали слезы. Я взяла себя в руки, и уже улыбаясь, крикнула со сцены «Россия!» В зрительном зале за меня болели Рада Згонник, директор SEM, Людмила Валентиновна Солтановская –

их поддержка была очень ценной и ощутимой.

 

– Чтобы ты сказала тем парикмахерам, кто читает это интервью и думает: «Смогу ли я?»

– Важно окружать себя людьми, в которых кипит жизнь, и создавать события, от которых хочется жить. Что касается конкурсов, скажу расхожую фразу: «Главное, участие». Именно сейчас я понимаю, важно не гнаться за победой, а воплотить свою идею так, чтобы всем было понятно, что ты этим хочешь сказать.

 

– Что оставил в твоём сердце Париж?

– Мне посчастливилось побывать в музее Yves Saint Laurent, и я поняла главную вещь: искусство есть там, где есть Мысль! И если она у тебя есть, о ней нужно говорить, а иногда, возможно, даже кричать, не боясь оценки окружающих.

 

 

 

 


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload