Юлия Агапова: Мера во всём

07.06.2018

 

Она считает себя не перфекционистом, а, скорее, эстетом. И если её любимые пионы начинают увядать, она не торопится от них избавиться, вымыть вазу и натереть до блеска стол, Юлия Агапова рассыпет лепестки вокруг. Владелица дошкольного образовательного центра «Гусельки» умеет видеть гармонию в беспорядке, а это в работе с детьми очень важно.

 

Интервью: Инна Кныш  

Фото: Ana Sava  

Стиль: Юлия Крупа  

Макияж: Катерина Грицай  

Волосы: Анна Нельга
Одежда: Мультибрендовый концептуальный магазин итальянской одежды CHARME boutique

 

– Юлия, расскажите, с чего начинается ваш день?
− Я аккумулирую какие-то мысли, строю планы. Люблю просыпаться подольше, чтобы спокойно и в тишине всё обдумать. Потом начинаются заботы по сбору всех в школу и на работу, поэтому могу себе позволить разве что стакан воды. Зато, когда сборы закончены, все домашние разошлись по делам, я могу выпить кофе и послушать музыку.

 

– Я читала, что вы любите йогу…
− В мою жизнь она пришла случайно, я не искала какую-то философию. Просто многие мои знакомые и друзья стали заниматься йогой. Так сложилось, что мы с подругой поехали в Индию в двухнедельный аюрведический тур. За это время мы лишь немного прикоснулись к этой культуре. Было много моря, тишины, йоги на рассвете, аюрведических массажей, никакого телевизора, спиртного и прочих удовольствий современной жизни. Уезжала я с полным ощущением, что не вернусь никогда. Думала, ну не моё. А когда вернулась домой, захотелось продолжить занятия. Я считаю себя ленивым человеком в плане спорта. У меня были попытки ходить в модные спортзалы и заниматься. Но обычно это сводилось к одному посещению в год. С йогой я решила пойти по другому пути и найти тренера, который бы меня организовывал. Очень многие советовали мне одного и того же человека – Сергея Лапира. И я подумала, если он сможет тренировать в удобное для меня время, значит судьба. Так и оказалось.

 

– А философия, зачем вы занимаетесь?
− Я такой же вопрос задавала Сергею. Он ответил: «Я в 70 лет хочу иметь такое же гибкое тело, как в 40». Это удивительное ощущение гибкости во всём теле. А когда у тебя начинают получаться балансы, и не по три секунды, а всё больше и больше, это очень приятно наблюдать. Йога дарит душевное равновесие и концентрацию. Это означает, что в сложной жизненной ситуации ты тоже сможешь сконцентрироваться за короткое время.


– То есть зря думали, что в Индию не вернётесь?
− Более того, я планирую в ближайшее время снова там оказаться. Мне интересно, какие ощущения у меня возникнут, ведь я уже год занимаюсь йогой. Может, откроется что-то новое. Хочется снова оказаться возле Аравийского моря, в которое невозможно зайти из-за волн, но возле которого приятно просто находиться. Оно шумит и днём, и ночью, и любого человека настраивает на размышления.

 

– Вы уже шесть лет занимаетесь таким интересным проектом, как дошкольный образовательный центр «Гусельки», расскажите, как родилась идея?
− Когда-то я привела двух своих детей в детский сад «Карапуз–Академия», и мне так там всё понравилось, что появилось огромное желание сделать нечто подобное, но со своей изюминкой. А поскольку русская направленность меня всегда интересовала, то и с идеей я определилась очень быстро. Я пошла ещё дальше и имела наглость открыть свой детский сад прямо на той же улице. Но, надо отдать должное великодушию Ольги Малаховой, после этого мы не только не перестали общаться, но и очень сдружились. Не так давно я стала крёстной мамой для её дочери, и я очень люблю эту семью. А с Ольгой мы и теперь сотрудничаем, только уже по деятельности в «Ассоциации частных дошкольных и школьных образовательных учреждений», соучредителями которой являемся вот уже несколько лет.

 

– На страничке образовательного центра вы говорите, что стараетесь прививать детям то хорошее, чем было наполнено ваше детство. Расскажите, а чем именно?
− У меня в семье все пели, особенно дедушка и бабушка. Когда я в детстве приезжала погостить, пение было нашим любимым занятием по вечерам. Я знала все военные песни, ведь оба они были фронтовиками. Поэтому о войне я с детства слышала из первых уст и к этой теме у меня особенное трепетное отношение. Чтобы и наши воспитанники знали об этом, вот уже несколько лет я веду работу над «Книгой памяти» нашего дошкольного центра, куда мы собираем материалы и фотографии родственников наших детей, принимавших участие в Великой Отечественной войне. Благодаря этому в будущем наши ребята смогут узнавать о войне по материалам, собранным для них нами, их родителями и педагогами.


– То есть бабушка с дедушкой повлияли на ваш жизненный выбор?
− Да, конечно. Но ещё в детстве у меня был очень хороший наставник – блокадница и фронтовичка Нинель Павловна Неунывако, дочь комполка гражданской войны Павла Ефимовича Неунывако. Её отец был блестящий шахматист, чьи этюды были опубликованы и в России, и за рубежом, а один из них даже увековечен в первом томе дилогии о великом комбинаторе И. Ильфа и Е. Петрова. В 1938 году он был арестован по обвинению в подготовке терактов и участии в контрреволюционной организации, а позже расстрелян. Нинель Павловна была блестящим рассказчиком с тонким чувством юмора. И меня всегда восхищала её беззаветная любовь к отцу, которую она пронесла через всю свою жизнь и из-за которой попала и в лагерь на Соловках, и в психиатрическую клинику. Только представьте, как нам, детям, было интересно слушать этого человека и какой это был для нас пример для подражания. У Нинель Павловны был ковёр, она называла его «ковёр-самолёт». Мы усаживались на него всей толпой и слушали рассказы о войне, о жизни, разгадывали шарады. Делали с ней поделки, которые она потом хранила на старинной этажерке в своей комнате. Мы ставили с её помощью театральные постановки. Это не было кружком, просто дом удивительной женщины, которая готова была посвятить нам время. Ведь, по сути, я сейчас занимаюсь в своей жизни тем, чем мы занимались в детстве на этом ковре-самолёте. Я также учу детей делать поделки, пишу для них сценарии к спектаклям, разговариваю с ними о жизни.

 

– Удивительная история, жаль, что не у всех есть такой взрослый.
− Да, общение с таким взрослым очень важно. Иногда в нашем детском саду объявляется конкурс семейных поделок. В этот момент родители меня, наверное, ненавидят (смеётся). Ведь все взрослые − работающие люди, какие поделки. Но потом втягиваются в процесс, откладывают все дела и мастерят что-то с ребенком. Это удивительные минуты. Потому что самые тёплые моменты из моего детства связаны с тем, когда мама бросала дела, а их у неё было много, и просто сидела с нами рядом. Поэтому сегодня, когда сын говорит мне: «Мама, давай играть в морской бой»,− я сажусь и играю. Хотя морской бой ненавижу.


– Что в работе вы любите больше всего?
− Когда я открывала «Гусельки», больше всего меня интересовало обустройство пространства. У меня со всего мира были собраны какие-то тематические предметы. Я очень люблю путешествовать, в том числе и по России. И вот я все свои запасы: красивых кукол, вышитые рушники, музыкальные инструменты − везла и расставляла в детском саду. Этнические вещи очень яркие и самобытные. Сегодня, когда мы готовимся к праздникам, а их у нас в саду достаточно много, я самостоятельно придумываю декор и украшения. Пишу сценарии. Люблю вовлекать в это творчество родителей. Например, они придумывают русские костюмы на утренники для детей, что-то шьют. Когда на Руси каждая хозяйка сама вышивала рубашки или сарафаны, то невозможно было найти двух одинаковых нарядов. Так и на наших утренниках, 70 костюмов, и все они разные.

 

– А откуда это название «Гусельки»?
− Мы с дизайнером разрабатывали фирменный знак, и было несколько вариантов названий с русской тематикой. Но когда он прислал мне картинку с двумя гусельками, из которых получалась бабочка, я поняла, что это оно.

 

– Педагогический состав в саду обладает большим стажем, от 5 и до 19 лет. Как собирали команду?
− Нам шесть лет в этом году и, по сути, именно сейчас сформировалась команда. Сегодня у нас работают люди, которые на одной волне и понимают друг друга с полуслова. Я считаю, что именно такой должна быть команда. Когда не нужно тратить время и энергию на объяснения или на то, чтобы доказать, что нужно сделать так, а не иначе. Работать вместе должны единомышленники. И я рада, что у нас коллектив именно такой.

 

– А какие тематические занятия есть в «Гусельках»?
−Мы занимаемся по таким же общепринятым образовательным стандартам, как и другие сады. Просто немного больше времени уделяем русской культуре и театрализации. Но это совсем не означает, что мы каждый день плетём лапти или раскрашиваем фигурки в технике гжель. Я считаю, что во всём должна быть мера. В свои мероприятия в садике мы добавляем русские музыкальные номера, рассказываем о русской культуре. Например, прошлым летом мы делали серию занятий на тему «Русская изба». Я принесла из дома вышитые скатерти и простыни, которые моей бабушке подарила свекровь. Старинная ткань, кружева. И на уроках рассказывала детям о том, откуда у меня эти вещи, как их вышивали и чем украшали. Им было очень интересно.

 

– Есть ли что-то в вашей работе, что вы не любите?
− Не люблю бухгалтерию, рутинную бумажную работу. Но от неё никуда не деться, поэтому я просто говорю себе, что и это тоже приносит мне доход. Но обычно бумажные дела я откладываю на самый последний момент. Лучше напишу сценарий очередной или перекрашу стены в детском саду. Люблю общаться с людьми, даже если эти разговоры не совсем приятные, ведь в любом конфликте всегда есть рациональное зерно, которое заставляет тебя работать лучше, развиваться. Поэтому, если делать из конфликтов правильные выводы и не забывать, что это просто моя работа, то и из них можно научиться извлекать пользу.

 

– Кстати о конфликтах. Как вы считаете, дети – это отражение внутреннего состояния родителей?
− Абсолютно. У меня есть очень спокойные друзья, которые всегда улыбаются. И у них четверо таких же детей. А у меня семья, можно сказать, итальянская. Мы можем громко спорить и что-то доказывать, у нас страсти кипят постоянно. Недавно мой сын, который учится в начальной школе, читал условие задачи: колибри с такой-то скоростью перелетела из Северной Америки в Южную. И вместо того, чтобы начать решать, стал громко и с возмущением рассуждать о том, что даже какая-то колибри может себе позволить полететь в Америку. И когда ко мне приходят родители и говорят, что их ребёнок начал вдруг произносить плохое слово, я всегда смеюсь и говорю, ну, видимо, это логопед научил или методист, больше же некому. А на самом деле достаточно пару раз позволить себе выругаться в машине, как ребёнок тут же подхватывает это, и родители об этом должны помнить.

 

– Мы затронули тему уроков, как вы считаете, нужно ли помогать ребёнку с домашним заданием?
− Сейчас сильно изменились образовательные стандарты. Детей уже в школе учат учиться и добывать информацию. Раньше нас этому учили в университете. Поэтому в первом классе ребёнку нужно помочь настроиться на этот процесс. Не нужно делать за него домашнее задание. Иначе придётся заниматься этим все 11 лет. Нужно научить его учиться. Если задали подготовить презентацию о каком-то городском памятнике, это не значит, что нужно искать специалиста по презентациям, платить ему деньги и заказывать ее. Нужно всего лишь помочь ребенку найти информацию о памятнике, адаптировать её под его детский язык, научить декламировать. А пару рисунков он и сам нарисует. Не нужно ничего усложнять. Если вы потратите на это первый год его обучения, то дальше он будет всё делать сам. Но нужно постараться. Почитать какие-то книжки, как заинтересовать и увлечь ребёнка.


– Вы всю жизнь связаны со сферой образования?
− Я закончила педагогический институт, работала в школе учителем китайского и английского языков. Была переводчиком. Не могу сказать, что мечтала быть учителем. И родители у меня инженеры, вроде не в кого. Но помню, что в детстве с сестрой мы всегда играли в школу и я была учителем. Сестра младше меня на пять лет, и по вечерам, свешиваясь со второго этажа нашей двухъярусной кровати, я рассказывала ей что-то из географии, истории, литературы.

 

– А как вы любите отдыхать?
− В целом, мне нравится активный отдых. Например, раз в год мы всей семьей ездим кататься на горных лыжах. Стараемся много общаться с детьми в такие минуты. Можем и вдвоём с мужем поехать и исколесить пол-Европы. Люблю ездить в наши девочковые туры с подружкой и возвращаться оттуда с больными скулами, потому что много смеемся. Иногда могу себе позволить просто быть дома, есть конфеты и ничего не делать. Но недолго. Как я уже говорила, люблю меру во всём.

 

 


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload