Свобода из Владивостока

08.08.2018

 

Настоящий на экране. Настоящий в жизни. Максим Анисимов, больше известный как Макс Свобода, стал одним из самых ярких участников и финалистов шоу «ПЕСНИ» на ТНТ. На счету Максима десятки авторских песен, сотни концертов, раскрученная владивостокская рок-группа «СвобоDA» и несколько выпущенных синглов, которые завоевали сердца поклонников по всей России. Однако сам он пока не считает свои достижения достаточными и намерен не останавливаться на достигнутом.

 

Интервью: Дина Удалец

 

– Макс, хочется начать с родного города у моря. Ведь именно здесь началась «СвобоDA». Расскажи, как близкие относились к твоему увлечению музыкой? Кто всегда в тебя верил или наоборот?

– Никогда в жизни никто не был против. Единственно, был период, когда я ходил на хор «Звонкие голоса» при школе №45, который в то время забирал все призы у нас в городе, мы самые крутые были, по совместительству меня зачем-то таскали на кикбоксинг в военную часть. Я ходил на него три раза в неделю, и меня там били всё время. Нещадно. Три года подряд. Я постоянно пытался оттуда cрулить. И в какой-то момент родители сказали: «Ладно, хорошо, иди со своей музыкой, и хватит боксировать». Это был единственный случай, когда мне что-то мешало.

 

– Ты часто говорил, что для достижения цели всегда нужно чем-то жертвовать. От чего тебе пришлось отказаться ради музыки и не жалеешь ли об этом выборе?

– Я не жалею вообще ни о чём, что происходит. Но, да, ради музыки, особенно такой андеграундной, когда тебя никто не знает и денег нет вообще, приходится жертвовать абсолютно всем: работой, личной жизнью, местом проживания, карьерой. Вот мне 27, и, если бы я сейчас перестал заниматься музлом, – ну куда? кем? Приходиться жертвовать всем, но это круто.

 

– Например, как тогда, когда ты переехал в Москву?

– Когда мы переехали, начался просто ахтунг, потому что во Владивостоке звонишь в любой клуб и говоришь: «Это «СвобоDA», мы хотим»,– в ответ: «Хорошо, приходите»,– и на фестивали звали. А туда приехали, и всё. Первые полгода вообще ничего не было, а потом начались самые отвратительные концерты в моей жизни – штук сорок, наверное. Какие-то подземные бары с одним пьяным чуваком, который танцует или просто кивает головой. Короче, ужас. Всё потому, что мы сразу круто стартанули, было чётко, а потом вот вернулось. И мы прожили то, что должны были прожить в начале.

 

– Стал ли для тебя разрыв отношений с Алисой переломным моментом в жизни и дальнейшем творчестве? Насколько трудным был данный выбор?

– Это был не выбор, а факт. Мы просто оба поняли, что ничего не выйдет. Она поняла, что я не создан для семьи. Я понял, что не создан для семьи. Год мы просто выживали – квартира, сосиски в «Пятерочке». Я устроился в музыкальную школу организатором мероприятий. Работал очень много. Уходил с утра, приходил ночью. Без выходных. Мне нравится работать, если работа прикольная, то я ухожу туда с головой.

 

– Но сейчас только музыка?

– Да, да, всё, только музыка. Мы с Алисой разошлись в тот же день, когда я пришёл на кастинг.

 

– Недавно ты давал свой первый после проекта концерт на День молодёжи. Это как-то изменило твоё мироощущение? Осознание – меня знает и любит вся страна – уже пришло?

– Ничего не меняется. Правда. Есть восторг, конечно, но для меня ещё ничего не закончилось. То есть это – не результат. Да, раньше мы собирали 300 человек во Владивостоке, сейчас собрали 3000 – это круто.

 

– Хорошо. А что тогда будет результатом? «Олимпийский»?

– Наверное, да. Результатом станут альбом и много синглов, которые реально будут в топах. Единственный критерий ценности творчества – его продолжительность во времени. Если лет пять я продержусь – это будет результат. Это будет по-настоящему. А так – это вспышка. Постоянно, на каждом шагу, кто-то вспыхивает и затухает – и это не результат. Поэтому я должен сделать максимально всё, что от меня зависит, чтобы это стало настоящим искусством.

 

– В одном интервью ты говорил, что все песни рождаются на море и под гитару. Как ты пишешь там, где этого нет?

– (Смеётся). Я вспоминаю море.

 

– Каким тебя сделал проект «ПЕСНИ» на ТНТ? Делишь ли ты себя на «до» и «после»?

– На самом деле эти полгода, когда мы были в телеке, – это огромный-огромный опыт. Раньше я не представлял, насколько это тяжёлая работа, а теперь представляю. Приходится очень много вкалывать, не спать ночами, держать в голове одновременно пятьсот вещей, делать то, сё, пятое, десятое. Контролировать и себя, и людей вокруг. И главное, на выходе должен получиться качественный продукт. Это тяжело. Раньше у меня так не получалось, а сейчас я посмотрел на свою музыку с более профессиональной точки зрения.

 

– Пришло понимание качества?

– Качества и ответственности. Теперь мы заявлены как крутая группа, значит, надо и играть круто. Ответственность за качество стопроцентная.

 

– Скажи, какие три главных урока ты получил от Максима Фадеева?

– «Пиши проще» – самый главный урок. «Пиши от сердца», но я и так всегда это делал. Третьего не назову.

 

– Давай поговорим о финале. В реалити ты говорил, что хотел бы потратить пять миллионов на запись альбома в Лондоне, но TERRY ушёл от тебя с небольшим отрывом и занял первое место. Что ты почувствовал в тот момент?

– Когда всё закончилось и объявили победителя, уже без разницы, кто победил. Просто одно ощущение, что всё закончилось. Конец. Мы сейчас поедем на общую тусовку, будем спокойно ходить, куда хотим, делать, что хотим. Было ощущение, что мы все сделали огромное дело, которого ещё никто не делал в этой стране. Поэтому, если и была маленькая мысль, где-то в глубине: кто сейчас победит – может, я, а может, не я – она очень быстро затухла, потому что всё – конец. А что расстраиваться? Я там стоял, я почти победил. Ничего страшного. Дело не в победе было. Конечно, пять лямов были бы приятным бонусом, но, с другой стороны, так вышло ещё круче.

 

– На концерте во Владивостоке ты пообещал, что скоро привезёшь всех участников к нам. Это выступление будет таким же фееричным, как и на проекте? Готовите ли вы сюрпризы?

– Оно будет крутое. Мы будем петь вживую. У нас будут хороший свет, экран. Программа длится часа два. Должно быть классно. И сюрпризы должны быть.

 

– Есть два вопроса, которые волнуют твоих поклонников. Первый – Кристина Кошелева. Вы не раз говорили, что не мутите, что вы очень близкие друзья, но, тем не менее, поклонники продолжают писать фанфики и соединять вас вместе. Как ты к этому относишься?

– Я в восторге, на самом деле, от всех этих фанфиков. Я бы сам их читал с удовольствием, если бы не участвовал в шоу. Когда ты семь недель живёшь в одной квартире с людьми, больше никого не видишь, на улицу не выходишь, то все самые главные переживания в жизни происходят как раз в это время. Всё очень эмоционально. И поэтому люди, с которыми ты всё это проходишь, становятся твоими очень близкими братьями по духу.

 

– И второй вопрос: когда выйдут твои новые песни и трек с Кошелевой, который ты написал на проекте?

– Я сам очень хочу, чтобы она его спела или мы вдвоём, но пока все заняты. А мои треки должны выйти скоро-скоро, один уже готов, это «Ускориться». Я сам жду. Нужно найти, как его выпустить срочно и по-хорошему, чтобы он не просто выпал в сеть, а качественно. Это целая работа.

 

– Когда тур закончится, что будет с группой «СвобоDA»?

– Надеюсь, что всё будет хорошо (смеётся), что мы будем играть.

 

– Можешь дать совет тем, кто хочет оставить свою мечту и сдаться?

– Оставляйте и сдавайтесь (смеётся). Раз вы так хотите, то, что ещё делать? На самом деле, я придерживаюсь того, что не надо фанатично гнаться за какой-то мечтой. Надо оставлять себе возможность отступить. Может же не получиться, а всю жизнь биться в стену – не знаю. Всё равно нужно поставить себе какое-то ограничение, когда хватит, и поехать спокойно жить жизнь.

 

–То есть у тебя всегда есть запасной выход?

– Конечно, я всегда ставлю себе рамки.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload