На вершину с командой мечты!

13.09.2018

В век всеобщего потребления и суперкомфорта, когда каждый шаг можно выстелить соломкой, когда требования к мгновенной связи и быстрому сервису возрастают ежедневно, есть люди, которые бросают вызов уютному и продуманному мирку и зачем-то устраивают себе невыносимый антикомфорт, экстрим на грани человеческих возможностей. Зачем? 

 

Интервью: Татьяна Голивец
Фото: Сергей Горьков

 

 

ЮЛИЯ ХОБТА, фитнес-директор «World Class Владивосток» и сети фитнес-клубов «Геометрия Фитнеса». Восхождение на Корякский вулкан, Камчатка. 
Высота: 3 456 м над уровнем моря.
Команда, покорившая Эльбрус, высота стратовулкана – 5 642 м над уровнем моря:
ОКСАНА МИРОНОВА: управляющий сетью фитнес-клубов «Геометрия Фитнеса»;
РУСЛАН ШАКИРОВ: фитнес-менеджер клуба «Геометрия Фитнеса Авангард»;
АЛЕКСЕЙ ЧЕСАЛИН: фитнес-менеджер клуба «Геометрия Фитнеса Давыдов».


«Что заставляет людей идти в горы?» – задаю этот вопрос отважным покорителям Эльбруса и Корякского вулкана.
Оксана Миронова: Изначально было желание доказать себе, что я могу это сделать – покорить самую высокую вершину России. Однако в реальности приходит понимание других вещей. В горах ты чётко понимаешь, что у тебя нет права на ошибку – она может стоить жизни. Но самая главная и простая истина, которую осознаёшь на высоте: ты − никто без команды. 
Алексей Чесалин: Мне кажется, мужская и женская позиции здесь отличаются. Когда я слушал впечатления тех, кто там побывал, мне очень хотелось пережить те же ощущения и эмоции. 
Юлия Хобта: Каждый раз задаю себе вопрос: зачем я туда иду? Ради вида, ради этих нескольких минут, получить кайф от увиденного, это того стоит. Я иду за ощущением – 100%!
Руслан Шакиров: А у меня не именно испытание себя, а погоня за ощущениями, в моём случае испытание себя это соревнования, например, в триатлоне Iron Man. В этот раз было так: «А пошли на Эльбрус!» Ну, пошли! Я легко согласился, но до последнего не думал, что это будет так тяжело.
 
Т: С чего начинается восхождение?
О: Мы прилетели в Минеральные Воды, оттуда три часа на машине до поселка Азау, высота над уровнем моря – 2 200 м. Через два дня по канатной дороге мы переехали на высоту 4 100 м, в Национальный парк. Утром следующего дня, когда просыпаешься с головной болью и отёками, понимаешь, вот оно, начало. Твой организм столкнулся с чем-то неизвестным. 
Р: Первый день мы поставили задачу подняться на 4 700 м  – скалы Пастухова. И вот остаётся преодолеть всего 300 м, а ты проходишь это расстояние за час, каждый шаг тебе даётся с большим трудом.
А: Удивительно, ведь мы подготовили себя физически, в плане выносливости, но в горах всё иначе. Там большую роль играют морально-волевые качества: если ты морально не готов преодолевать себя, то у тебя ничего не получится. 

 

Т: Ну невозможно же себя подготовить к кислородному голоданию?
А: Объективно тем, кто готов физически, пройти этот путь будет всё равно легче. Первое серьёзное восхождение – всегда трудное. Мы поднялись с 2100 до 4500 м и сразу почувствовали, что такое горная болезнь. У каждого человека она проявляется по-разному. Хорошо, что мы перенесли это нормально. Но есть случаи, когда у людей начинается рвота, идти дальше невозможно, человек абсолютно обессилен. 
Ю: Мой гид на Корякский пару лет назад летал на Эльбрус и не поднялся именно из-за горной болезни. Хотя физически он очень вынослив!
А: Это и есть тот самый момент истины – как тебя примут горы. Ты можешь быть супертренированным и подготовленным, но невозможно предугадать реакцию организма. 
О: Когда ты проходишь самый острый отрезок по перилам, видишь Эльбрус совсем рядом и чувствуешь, что сил у тебя больше нет. В тот момент я понимала, что дальше не могу. Наш гид Нима, непалец, родился на высоте 3000 м. Для него Эльбрус – это прогулка. Он меня пристегнул к себе и буквально затащил на вершину. Моё восхождение состоялось благодаря его поддержке. Все мои друзья сказали, что, пересматривая видео этого сюжета в инстаграме, рыдали вместе со мной.

 

Т: Ребята, а у вас не было желания отговорить Оксану от поездки, оставить её дома?
А: Мы хорошо знаем нашу Оксану, в этом не было абсолютно никакого смысла (смеётся). Тех, кто изначально хотел ехать с нами, было гораздо больше. А в итоге осталось четверо. Очень круто ехать с теми людьми, в ком ты абсолютно уверен, с кем тебе будет комфортно проводить время. Если есть хоть капля сомнения в человеке – не стоит вместе идти. 

Т: Кто был четвёртым в вашей команде?
О: Мой папа, ему 53 года. 

 

Т: А тебе это не мешало? 
Чувствовать себя под опекой? 
Не хотелось поплакать у папы на груди?
О: Нет, наоборот. И, кстати, папа был единственным, кто нас снимал. Если бы не он, не было бы нашей фотохроники на Эльбрусе. И, конечно, очень важны гиды, которые нас вели на вершину. Мы отдали себя в руки профессионалов. Они настоящие фанаты гор, для них это дело всей жизни. И они радеют всей душой за то, чтобы ты...

 

Т: Вернулся!
О: Да, чтобы ты дошёл и вернулся. Вечером перед штурмом была жуткая метель. Мне было страшновато идти. Но они были уверены в том, что наше восхождение состоится. Проснувшись в час ночи, мы наблюдали ясное звёздное небо, обещанное прогнозом погодное окно открыло нам путь.

 

Т: Вы волновались за свою жизнь?
Р: Нет, я доверял нашим гидам с самого начала. 

 

Т: Вы подписывали какие-то документы кроме страховки?
О: Изначально списки всех туристов гиды подают в МЧС. 
Р: Если в горах что-то случается, нужно сразу вызывать МЧС, они всегда придут на помощь, ответственные гиды обязательно уведомляют МЧС о том, что группа выходит на «штурм». 

 

Т: Правда ли, что по пути на вершину много мёртвых?
А: Эльбрус − это не Эверест, такого там нет. А вот на вершинах 8000 м смертельные исходы не редкость, ведь спасательных операций на такой высоте нет. Эверест – самая высокая точка в мире, далеко не всем дано туда подняться.
Р: Если человек замерз на Эвересте, его там и оставляют, никто забирать не будет. 

 

Т: А чего вы больше всего не ожидали?
Р: Для меня самый сложный момент был как раз на спуске. Мы поднялись наверх, я сел и сразу расслабился. Ребята рядом, красивейший вид… Потом смотришь вниз и осознаёшь, что это даже не половина пути – ещё ведь надо вниз спуститься, а сил уже нет. И вот по перилам спускаюсь вниз, сажусь подождать остальных и засыпаю. Только потом я понял, что именно так и гибнут люди в горах – тебе тепло, комфортно, ты устал и сладко уснул, идти никуда не хочется. На Эвересте все трагедии происходят именно на спуске. Ни одно восхождение не стоит человеческой жизни. ГОРА никуда не денется, ты всегда сможешь к ней вернуться.

 

Т: Какая правильная мысль! Относиться к восхождению без фанатизма!
Р: Попытка кому-то что-то доказать – это самоубийство. Горы этого не прощают. Восхождение на вершину не засчитывается, если ты не спустился вниз. Вызвать на помощь шерпа – 5− 8 тысяч долларов. На спасательную операцию нужен отряд из пяти человек. Умножаем! 
Ю: Вот в этот момент ты понимаешь, как дорога твоя жизнь! (Смеёмся).
А: Во всём должен быть здравый смысл и способность трезво оценивать обстоятельства. 


Т: Самое необходимое из экипировки для восхождения?
А: Пуховик, надёжная обувь и много всего. Что-то покупали здесь, что-то брали в прокат на Эльбрусе. 
О: Меня выручил жумар. Когда я провалилась в снег, он как лебедка, помог мне себя поднять вверх. 

 

 

Т: С чего начать своё первое восхождение?
А: Для начала нужно понять, нравится ли вам это – такая нагрузка, подъём. Пойти на наши, приморские горы. 
О: Каждую осень «Геометрия Фитнеса» устраивает восхождение на Фалазу, Пидан.
Р: Мы поняли, что все наши предыдущие восхождения на Пидан – это реальная гонка, забирались на вершину за 2-3 часа. На Эльбрусе всё по-другому. 
А: Ты всё время смотришь вперёд и стараешься попасть в след впереди идущего, чтобы сэкономить силы. Если идти по пухляку, тратишь очень много энергии. 

 

Т: Самый пиковый момент счастья – он на вершине или когда ты уже спустился?
Р: На вершине. 
А: Это микс ощущений. Ты находишься на самой высокой точке Кавказа, перед тобой открываются сумасшедшие по красоте виды, ты это сделал, тебе тяжело, но ты стоишь на ногах, и это круто! Вот именно на эти впечатления люди и подсаживаются. 
О: У меня был момент счастья не на горе, а когда Нима прицепил меня к себе, кто-то подхватил мой рюкзак на восхождении. Меня не бросили. Это было самым ценным для меня. Счастье. На вершине была тихая радость от того, что я смогла. И люди, которые были рядом в тот момент, дорогого стоят.
А: Поражает контраст от того, как ты горы видишь, находясь внизу, и то, как всё выглядит на подъёме – масштабы впечатляют, то, что казалось снизу маленьким и незначительным, на самом деле, невероятных размеров. Ты стоишь выше любых облаков!

 

Т: Второй раз пойдёте? 
О: Когда спускаешься, думаешь: «Я? Больше никогда в жизни!» Но проходит время…

 

Т: Надо быть морально готовым к новому восхождению?
Ю: Не только. У меня включается инстинкт самосохранения. В моём возрасте уже не так легко относишься к таким серьёзным нагрузкам на организм. 
А: Однозначно, заставлять себя не надо. 
О: По этим ощущениям надо соскучиться. Нужно гореть этим желанием зайти снова. 
Р: Согласен с Оксаной, надо снова загореться новой целью. Я приехал домой и не хочу сразу бежать и покорять наши местные вершины − надо просто отдохнуть и соскучиться по горам! 


Т: Что запомнилось помимо вершины?
А: Таких ярких мерцающих звёзд я больше нигде не видел. Они так близко, кажется, можно рукой достать. И луна. Она там была похожа на дольку апельсина. И такого же оранжевого цвета. 


Т: Самые главные выводы после жизни в горах?
О: Самое главное – это вера в себя. Веришь – идёшь, нет – остаёшься внизу. 
Ю: Я бы ещё добавила – важно не спорить с гидом. Делай, как он говорит.
А: Да. Очень важно, с кем ты идёшь. У меня с первой секунды сложилось впечатление, что я попал в руки реальных профессионалов. Им хочется доверять.
А: У наших гидов не было ни одного фатального случая. Наш гид Оксана – первая русская женщина, которая поднялась на Лхоцзе, эта вершина ниже Эвереста на 300 м, технически очень сложная. Ее супруг Чатур неоднократно поднимался на Эверест, с нами на Эльбрусе он был 47-й раз.
Р: Шерпы родились в горах, в нашей группе было три гида, Оксана, Чатур и Нима – мужчины как раз родом из Непала и по национальности шерпы. Ветер, холод, мы идём в пуховиках, а наш гид в футболке. Вот и вся разница. Шерпам в горах легче!


Т: После ваших рассказов о покорении вершин, о ценности доверия у меня возникло абсолютное чувство доверия к вашей команде, команде клубов World Class и «Геометрия Фитнеса».
О: Правда. По людям, сотрудникам можно делать выводы о самой компании.
Р: До восхождения посмотрел фильм «Ген высоты». Так вот в горах, в экстремальных условиях проявляется человек, его настоящие качества. Бывает так, что люди демонстрируют не самые лучшие качества и после восхождения больше никогда не общаются. 
Ю: Команда – наше всё!

 

Т: Дальнейшие горные планы?
Ю: Мы давно планировали поездку на гору Кайлас (Тибет) в мае-июне следующего года. 
А: Через полтора года Килиманджаро, дальше через интервал времени – базовый лагерь Эвереста. После этого, возможно, Аконкагуа, самая высокая точка в Южной Америке. Её высота 6 960 м.
О: Самый главный вывод: хочешь – делай! Хочешь красивое тело – иди в спортивный клуб, хочешь испытать себя экстремально – покоряй Эльбрус или Эверест. Движение – это жизнь!
 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload