Виктор Кан: «Я не хочу довольствоваться малым!»


Управлять собственным бизнесом – как управлять самолётом, важно не только взлететь, но и развить скорость, удержать высоту. Виктор Кан – интуитивный «пилот», он из тех, кто не сидит на месте, постоянно развивается и главным своим двигателем считает упорство, смелость рисковать и стремление вверх.

*Врач-стоматолог, основатель клиники «Доктор Кан» @doctor.kan_clinic

Интервью Юлия Аделова Фото ana sava Стиль Юлия Крупа Визаж, волосы Анна Кузнецова Локация Фотостудия No Name Одежда Бутик Premiere

− С чего начался ваш профессиональный путь? − Поступил в Медицинский университет (ВГМУ) на стоматолога. Первые полтора года работал не по специальности, искал любую возможность заработать денег. А потом амбиции взяли своё – всё-таки диплом врача задаёт некую планку. Поступил в интернатуру, устроился в местную клинику ассистентом.

– В Уссурийске? − Да. Всегда тянуло на малую родину. Здесь я вырос, здесь мои родные, мои друзья. Как говорится – дома и стены помогают!

– И стены помогли! − Меня очень подбодрили доктора и руководство, которые были во время моей практики. Клинике на тот момент было лет двадцать, и я стал первым интерном, которому предложили остаться и продолжить работу после интернатуры. Я почувствовал в себе какую-то силу, необходимость моего присутствия в этой профессии, почувствовал, что у меня получается.

– Воодушевление. Потом были и другие клиники? − Мне были нужны деньги, и я устроился ещё в одну клинику, потом в ещё одну…Таким образом в течение дня работал сразу в четырёх клиниках. Поначалу был ассистентом, потом мне стали давать личных пациентов на приём. И с самого первого дня в интернатуре я начал раздавать свои визитки. Напечатал тираж 3000 экземпляров и раздавал всем – друзьям, родным, пациентам…

– Бизнес-подход. − Я это делал интуитивно. На визитке было написано: врач-стоматолог, моя фамилия и номер телефона. Этот номер телефона до сих пор у меня в регистратуре стоит. Руководство тогда не воспринимало это всерьёз. Мне был 21 год, никто и не думал, что через год-два я открою свою клинику.

– Как родилась идея открыть свою клинику? − Как естественная ступень эволюции. В какой-то момент я стал понимать, что мой подход к пациентам лучше, чем у докторов с многолетним опытом, которые зачастую работают на автомате. Помимо финансовой цели мне был важен конечный результат, чтобы пациенты остались довольны и захотели вернуться именно ко мне. И они возвращались. Постепенно я стал единственным ортопедом-протезистом, к которому потоком шли люди. Руководство не очень приветствовало мою инициативность, и я понимал, что надо уходить в самостоятельное плавание.

– Стартовый капитал был? − Не было. Поначалу взял себе в партнёры человека, который согласился инвестировать. Снял помещение в 40 квадратов на два кресла, договорился с поставщиками о покупке оборудования и начал вести личный приём пациентов. Через пару месяцев мы с партнёром разошлись, и, поскольку помещение было его, нужно было искать новое. Тогда я пригласил в бизнес своего дядю. Он продал машину, по тем временам это было полтора миллиона рублей. На эти деньги мы сделали ремонт в новом помещении и начали работать. Потом хозяйка клиники, где я раньше работал, предложила мне выкупить её бизнес, и я согласился. Таким образом, в 23 года я стал владельцем сразу двух клиник.

– Потом решили их объединить в одну? − Да. Поскольку вся организационная работа была на мне, я решил, что рациональней будет объединить активы и сосредоточиться на одном проекте и продвигать клинику «Доктор Кан». Потом, посчитав, сколько тратится на аренду, мы решили, что надо расти и купили собственное помещение, на семь кресел. На сегодня у нас самая большая клиника в Уссурийске по количеству кресел.

– «Доктор Кан» – личный бренд? − Да. Это была идея моей мамы – не придумывать никаких названий и продвигать своё имя. Впоследствии я стал посещать различные бизнес-тренинги и мастер-классы и понял, что интуитивно всё делал правильно. И что реклама, пиар и продвижение личного бренда – залог успеха.

– Безусловно. Хочешь, чтобы тебя узнавали? Будь на слуху. – Именно. Бренд «Доктор Кан» я продвигал везде, где только можно. Я сам вёл инстаграм, был генеральным партнёром различных мероприятий, платил спонсорские взносы, размещался в СМИ… Ни одно мероприятие в городе не проходило без участия клиники «Доктор Кан». Я добился того, что мой бренд стал узнаваемым в Уссурийске. И теперь готов выходить на Владивосток. Некоторые люди не понимают, зачем я вкладываюсь в рекламу и продвижение, если и так всё хорошо. Друзья, вы о чём? Компания «Мерседес» нуждается в рекламе? А Coca-Cola? Тем не менее, они ежегодно вкладывают огромные средства в рекламу и продвижение. Я читал интервью с одним из учредителей бренда Coca-Cola, где он сказал, что успех предприятия зависит от двух составляющих: выпускаемого продукта и его рекламы. И перестать вкладываться в рекламу – всё равно, что из самолёта выкинуть пилота. Самолёту мало взлететь, им надо постоянно управлять, держать скорость и высоту.

– За какие свои качества вы бы сами себя выбрали в бизнес-партнёры? − Целеустремленность и напористость, смелость рисковать, желание расти и не останавливаться. Я фанат своего дела– мне всё мало, постоянно хочется большего! Если бы я был инвестором, то непременно обратил бы внимание на такого парня, ведь это потенциальные деньги. И постоянное желание учиться, развиваться, масштабироваться. Пока я всё делал интуитивно, сейчас выхожу на новый уровень. Специально поступил в Высшую школу бизнеса MBA в Москве, чтоб изучить все бизнес-процессы и окунуться в другую среду. Каждый месяц летаю на обучение.

– Новый виток развития? − Абсолютно. Там такая прокачка идёт, столько энергии! И крутые наставники. Например, Алексей Воронин – известный бизнес-тренер, эксперт в области управления развития бизнеса, он обучает ребят из сообщества «Бизнес Молодость» и является ментором N 1 по версии издательства «Эксмо». Так вот, у каждого из нас в MBA есть свой проект, который надо защитить. Мой – открыть 20 клиник по России и найти инвесторов на 300 миллионов рублей. Это жёсткая мотивация и личностный рост. На одном тренинге меня выгнали из аудитории и сказали не возвращаться, пока не найду 15 миллионов рублей на новую клинику. И я нашёл! Как результат – за две недели привлёк инвесторов, мы купили соседнее помещение, где сейчас делаем ремонт и планируем расширяться до 11 кресел. И это не предел.

– Есть планы на новый проект? − Да. Я готовлю серьёзный проект. Специально лечу в Москву, чтобы встретиться с менторами и обсудить план действий. Клинике во Владивостоке быть!

– Не боитесь конкуренции? − Не боюсь. Я уважаю коллег из Владивостока и не собираюсь с ними «мериться харизмой», у каждого своя ниша и свои клиенты. Я чувствую, что упёрся в потолок, хочется выйти на новый уровень развития, общения, окружения, в том числе профессионального.

– Как родные и близкие отнеслись к вашему успеху? − Родные меня очень поддержали в своё время – помогли оплатить учёбу на последних курсах и подарили первую машину. Я им очень благодарен. Важна не только материальная поддержка, человеку нужно, чтобы в него верили. И, безусловно, самой большой поддержкой и главным мотиватором в моей жизни является мама – Любовь Антоновна. Она воспитывала меня одна и, сколько я помню, всё время работала, специально летала на заработки в Корею, чтобы меня выучить и обеспечить всем необходимым. Главной моей вдохновляющей целью было сделать так, чтобы мама мною гордилась и никогда больше не работала.

– Помните тот день, когда сказали маме, что она больше не будет работать? − Я как раз оканчивал институт и толком ещё не зарабатывал, но уже твёрдо для себя решил, что сделаю всё, чтобы обеспечить свою маму. Помню, как вышел из общаги, позвонил ей и сказал: «Мама, заканчивай работу и возвращайся! Теперь работать буду я!» Мама тогда смеялась, ведь мне было 20 лет. И я сдержал своё слово. С тех пор и по сей день мама не работает. Хоть и очень к этому рвётся, не сидится ей дома.

– У вас очень глубокая связь с матерью? − Очень. Бесконечное доверие и уважение. У меня у самого растут две дочери, и мне бы очень хотелось создать такие отношения с ними.

– Получается? − Не всегда. К сожалению, ввиду большой загруженности на работе, я очень мало времени провожу с семьей. Ухожу рано, прихожу поздно, практически живу работой. Это моя ахиллесова пята и большое испытание для семьи. Приходится выбирать – либо довольствоваться малым и иметь больше свободного времени, либо идти вперёд, чтобы обеспечить близких всем необходимым, пусть даже в ущерб совместному времяпрепровождению. Я не хочу довольствоваться малым, хочу развиваться. Мне даже на сон времени жаль, постоянно думаю, что пока я сплю – другие не дремлют (смеётся).

– Хоть иногда находите время на себя? Есть любимое хобби? − Очень редко. Когда дохожу до крайней точки напряжения, могу рвануть на рыбалку. Обожаю зимнюю рыбалку, подлёдный лов. Лёд – это страсть. Бывает, еду на машине по реке, по колёса в воде, рискуя жизнью, за этой камбалой, которая сто рублей стоит. Рыбалка – своего рода медитация, дзэн. Ты ждёшь, когда клюнет рыба, и больше ни о чём не думаешь. Есть только ты и лунка. И пусть весь мир подождёт. – А близкие друзья? Есть с кем поделиться сокровенным? − Конечно, есть близкие люди, которым я могу позвонить в любое время, но я не любитель «плакать в жилетку» и привык все проблемы решать сам.

– Самая большая ценность для вас? − Время. Это самый дорогой ресурс. Если раньше я мог зависать с приятелями в кальянных и биллиардных клубах, то сейчас хочется использовать каждую минуту своего времени рационально. И выбирая между праздным времяпрепровождением и, например, интервью для вашего журнала, я выберу интервью. Или чтение полезной книги. Или тренинг личностного роста. Пока есть время и желание – надо двигаться вперёд и вверх, это моё кредо.