Время обнимать и уклоняться от объятий

10.07.2020

 

Испытание самоизоляцией прошли сегодня все, и сфера искусства не стала исключением. Уже сейчас очевидно, несмотря на трагичность ситуации, для многих этот период внезапно стал созидательным. Оказалось, всё, что мы знали об искусстве до марта этого года, больше не работает… 

 

Автор идеи: Юлия Аделова  

Текст: Ольга Щукина 

 

Парадоксально, но, оказавшись вне привычного контекста, в пустоте и на паузе, без возможностей быть физически увиденным и услышанным, искусство стало «ближе к народу», вошло буквально в каждый дом, утратив свою маргинальную элитарность. Флешмоб #изоизоляция стал арт-терапией от одиночества и тревожности для множества людей по всему миру. Виртуальные прогулки по музеям, лекции онлайн, презентации и открытие вернисажей в сети стали нормой культурного времяпрепровождения. Трансляции Эрмитажа за первые две недели самоизоляции посмотрели семь миллионов человек, в то время как за год главный музей страны посещает порядка пяти миллионов посетителей. 

 

Почему? Как? Настала очередь искусства спасать мир! Искусство – это то, что независимо от условий жизни удерживает человека, даёт ему ощущение, что жизнь не заканчивается, искусство вечно, что бы ни происходило. Для большинства художников выпадение из контекста общей художественной жизни – городской, российской, зарубежной, никак не отразилось на творчестве.

 

 – Художники – особый народ, бунтари-одиночки, – говорит Геннадий Кунгуров. – Мне, например, не нужно ждать пандемии, чтобы изолироваться – я и так изолирован сам по себе. Поэтому для меня абсолютно ничего не изменилось. Более того, время самоизоляции как раз совпало со временем начала работы на пленэре, поэтому мы уехали в деревню, и я воспринял всё как творческий отпуск. Благо, запасы красок были, да и магазины для художников работали на вынос. С точки зрения контакта с аудиторией, конечно, жаль, что зритель не увидел вживую нескольких превосходных выставок, в частности, выставку в рамках межрегионального проекта «Великая Победа», которая готовилась к открытию у нас в городе одновременно в залах Приморского отделения Союза художников России, в Парадном зале Приморской картинной галереи. К выставкам онлайн я отношусь с точки зрения выбора лучшего из двух зол – лучше онлайн, чем ничего, а ближний круг друзей и родные, мнение которых наиболее важно для меня, всё увидели воочию. По большому счёту, на вернисаж, а потом и на выставку, ходит определённый круг людей, а онлайн-трансляцией можно заинтересовать тех, кто понятия не имел до этого о живописи или графике, и именно это особенно ценно.

 

 

С ним солидарна Екатерина Архипова. 
– Я на самоизоляции в своей квартире-мастерской в центре Владивостока, для меня принципиально ничего не изменилось, я по-прежнему нахожусь в своём мире, в своём коконе, рядом со мной всё, что мне нужно: краски, холсты и книги… Более того, самоизоляция для меня – сплошной бонус: меньше рутинных отвлекающих от творчества обязанностей, больше времени для работы и концентрации на главном, на творчестве. Появились новые идеи, я начала работать над новой серией, которую задумала достаточно давно, время пришло только сейчас. Самоизоляция стала как раз тем катализатором, недостающим звеном в этом процессе достижения сосредоточенности, осмысления и осознания необходимости перехода к дальнейшему развитию в моём творчестве. Интересно, что всё это назревало несколько лет, но не было именно формальной возможности осознанной трансформации. Меня в этом поддерживает моя семья, без них бы я не справилась. И без режима самоизоляции!


Временное же закрытие галерей как государственных, так и частных, перевернуло, а затем и перенастроило их привычное функционирование. Для сотрудников, посетителей и художников пространство сузилось до дивана, комнаты или квартиры, однако одновременно с этим расширились границы музейного пространства. И доказательство этому – невиданный доселе энтузиазм включения в общее дело и сотрудников музеев, и зрителей. То, что происходило в дни, пока всё было на замке, – это не «жизнь онлайн», а скорее эксперимент и попытка прояснить новые компетенции музеев и выставочных залов как точки схода различных отношений, интеллектуальных контекстов, отдельных голосов художников, приглашённых делать отдельные проекты.

 

 

– У нас появились новые возможности взаимодействия со зрителем, что дало вдохновение и ресурсы движения дальше даже в условиях режима самоизоляции. Естественно, наш онлайн-контент сильно отличается от контента главных музеев России: Эрмитажа, Третьяковской галереи, Русского музея. Но мы старались сделать его качественным, чтобы зрителю было интересно, – говорит Алёна Даценко, директор Приморской государственной картинной галереи. – И, если судить по количеству просмотров в интернете, количество посетителей увеличилось в десятки раз. Изоляция нам прямо указала, что нужно развивать работу онлайн, искать новые ресурсы. Мы, например, запустили несколько проектов для детей и взрослых. Последний из них, очень увлекательный на наш взгляд – это сбор пазлов по произведениям из картинной галереи, причём онлайн. Трудно, но чрезвычайно интересно. У нас были мастер-классы по гравюре, рисунку, мы провели фотоконкурс с говорящим названием «Натюрморт в самоизоляции», придумали новую форму общения со зрителем – повествование от первого лица, условно назвав её «Рассказы от директора». Это не просто лекции об истории галереи, а собственное видение её развития во временном контексте с точки зрения моих 25 лет работы здесь. Мы провели акцию «Ночь музеев – 2020» онлайн, нас посмотрело более 10 000 человек, чего мы вряд ли добились бы в офлайн.  

 

По некоторым данным, 80% проектов в области искусства, переведённых в онлайн, терпит неудачу, так как любая трансляция забирает большую часть впечатления. По мнению директора и учредителя галереи современного искусства «Арка» Веры Евгеньевны Глазковой, вернисаж, общение, диалог художника со зрителем, обратную связь трудно переоценить – ведь именно это даёт художнику силы двигаться дальше! Но и здесь не обошлось без нового формата – выставку Маши Ламзиной «Я лес» презентовали онлайн, после нескольких дней кропотливой съёмочной работы и монтажа.     
   
 

 

– Сделано все было продуманно и профессионально, – делится Вера впечатлением. – Ведь важно было не просто выложить фото открытия в интернете, а сделать концептуально, объёмно, провести своеобразную экскурсию. Я рада, что у нас с Машей это получилось. Этот первый опыт, несомненно, получит развитие. Более того, учитывая современные реалии, нам просто придётся это делать. Главное, стало понятно, что основное слагаемое успеха – качественный контент, продуманная, стройная и воплощенная концепция. 

 

Сама же Маша Ламзина режим самоизоляции рассматривает как некие временные ограничения, а не как какие-то непоправимые изменения. – У меня, как и у многих творческих людей, с изоляцией в жизни мало что изменилось. Я не привязана к походам в офис, работаю в своём ритме, адаптируясь, как и все люди психологически и социально. Общение перешло в онлайн, но, с другой стороны, я давно уже живу именно так – друзья разбросаны по миру, и эти три месяца ничего не решают в моей жизни в плане творчества. А в бытовом плане человек ко всему привыкает довольно быстро и нововведения становятся нормой. Выставка онлайн в «Арке» стала неоценимым опытом, спасибо самоизоляции! Это новый опыт для меня, для галереи, для Владивостока. Безусловно, многие в это время вышли в онлайн, но у нас получилось сделать от начала до конца полноценную выставку и объёмно её представить в интернете. 

Значение слова «самоизоляция» подразумевает ответственность, особенное отношение друг к другу, а также изменение ощущения времени и пространства. Случилось так, что мы – свидетели важного, поворотного для культуры момента, когда люди начинают жить в современном искусстве как в полноценной жизни, используя его как одну из основных коммуникаций. Благодаря вынужденному локдауну происходит глобальное смещение всех правил, глобальная ломка привычных понятий, перенастройка внутренних процессов как личных, так и общественных. И это прекрасно.

 

Но! Будет ли уметь человек будущего видеть глубину произведения искусства, считывать и понимать суть, особенно там, где она не явна?

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload