Екатерина Майер

06.10.2020

 

Репутация дороже денег!

 

*Архитектура Екатерины Майер

@cutty_arch

 

Архитектор, влюблённый в свою работу и тонко чувствующий «психологию стен». Она ни дня не может прожить без дела, 
а праздному отдыху на пляже предпочтёт прыжок с парашютом. Готовьтесь, эта девушка ещё вас удивит! 

 

Фото: ANA SAVA

 

– При нашем первом знакомстве Вы сказали, что позиция «клиент всегда прав» – не Ваша. А Ваша какая?
– Я умею говорить «Нет!» некачественным решениям. Архитектор, учитывая свой опыт и знания, должен оценить желания заказчика и проанализировать их. С одной стороны, важно сохранить индивидуальность проекта, с другой – учесть множество нюансов: особый свод правил и норм (СП, ГОСТ и др.), конструктивные особенности материалов, эргономику, психологию, бюджет... Здесь нет мелочей, важно всё! И если я вижу, что желание заказчика нерационально, я найду для него альтернативный способ решения. 

 

Даже если клиент настаивает?
– Именно. Репутация дороже денег. Спроектировать можно что угодно, просто отработав бюджет. А мне важен результат. Поэтому каждое принятое решение обосновано.

 

– Любовь к творчеству – из детства?
– Да. Мне очень повезло с родителями. Они с ранних лет замечали, к чему расположена моя душа. Когда я была совсем маленькой, любила рисовать фломастерами на обоях. Меня не ругали, а поощряли. В восемь лет меня отдали в художественный кружок учиться рисованию. Я так разошлась, что в девять лет мне предложили организовать персональную выставку (улыбается).

 

– А что рисовали и в какой технике?
– Графика. Карандаш. Рисовала людей, дома, животных. Позже научилась рисовать портреты, стала писать их на заказ. Мне пророчили карьеру художницы.

 

– Когда корабль сменил направление в сторону архитектуры?
– Когда я пошла в художественную школу. Мой педагог посоветовал мне выбрать направление архитектор-дизайнер. Я познакомилась с инженерией и… влюбилась в это. В пятнадцать лет переехала из Уссурийска во Владивосток, окончила здесь лицей с архитектурным уклоном. Потом поступила в университет, на дизайн архитектурной среды. Отучившись год, решила, что мне надо повысить планку, и снова переехала.

 

«Я умею говорить «Нет!» некачественным решениям… Спроектировать можно что угодно, просто отработав бюджет. А мне важен результат».

 

– Где получили высшее образование?
– В Санкт-Петербурге. Окончила Архитектурно-строительный университет (СПБГАСУ) – лучший университет в Питере по моему направлению и третий в России. Здесь я почувствовала размах, словно у меня крылья выросли.

 

– В какой момент ощутили крылья?
– На защите проекта. Очень многих тогда отсеяли. А у меня был один из лучших проектов на курсе. Это очень воодушевило.

 

– Что за проект защищали?
– Мемориальный музейный комплекс Первой мировой войны. Надо было найти креативную идею, за один–два месяца придумать и показать общую концепцию. И у меня получилось!

 

 

– Вы говорили, что в Санкт-Петербурге впитали европейское видение архитектуры.
– Верно. Мне очень повезло с преподавателем. Данияр Юсупов, архитектор, известный урбанист и специалист по ревитализации городских пространств, вёл в университете авторский курс лекций по проблематике городской среды. Он был моим научным руководителем, когда я писала диссертацию. Дико талантливый человек, с особым взглядом на мир. Он объездил всю Европу, читал там лекции. Благодаря его курсу я смогла развить нестандартное, нешаблонное видение (шаблоны – то, чем так грешит «старая» школа).

 

«Моё видение шире привычного мейнстрима… Я создаю интеллектуальные конструкции».

 

– Видение, которое шире привычного мейнстрима?
– Абсолютно. Я не хочу строить «коробки», я хочу создавать интеллектуальные конструкции. 

 

– Кто из известных архитекторов Вас вдохновляет?
– Сантьяго Калатрава, испанский архитектор, известен своими экспрессивными проектами. У него дома  ассоциируются со скелетами животных. Белоснежный цвет, выразительные формы, это гениально! У нас такое, к сожалению, не строят. Это очень дорого. В России в принципе архитектура не очень развита. Здесь люди не готовы ни к серьёзным вложениям, ни к креативным идеям такого масштаба. Второй мой вдохновитель – Заха Хадид – ирако-британский архитектор и дизайнер арабского происхождения, представительница деконструктивизма. Первая женщина, получившая Притцкеровскую премию, легенда архитектурного мира. Особенно впечатляет, что свой первый проект она создала, когда ей было за сорок. Тем самым показав, что никогда не поздно. К сожалению, она умерла три года назад. Но за десять лет произвела такой фурор, что навсегда останется в памяти.
 
– Итак, напитавшись вдохновением, Вы вернулись во Владивосток. И сразу с головой ушли в работу?
– Да. За три года успела поработать в разных компаниях, набраться опыта. Потом перешла на фриланс. В какой-то момент заказов стало так много, что я решила открыть своё архитектурное бюро. Скоро открытие.

 

– Какие проекты Вам чаще всего заказывают?
– Базы отдыха, коттеджные посёлки, гостиницы, спортивные комплексы, культурные центры…


– А самый необычный заказ?
– Был интересный проект. Огромная территория. Мне дали полную свободу. Так родилась крутая идея курортного парка – там будут и гостиницы, и парки развлечений, и зелёные зоны. Здорово, если проект реализуют.

 

– Свой дом тоже сами строите?
– Сама. Купила загородный участок, спроектировала.  Когда я работаю для заказчика, смотрю на дом его глазами, не навязывая своё видение (исключение – техническая целесообразность). А когда я сама себе заказчик, наконец, могу разгуляться (смеётся).

Это будет одноэтажный дом. Чёрный. Под дерево. Без свесов. С высокой мансардной кровлей. Первым делом я привезу туда собаку. Немецкая овчарка Джейсон – мой самый верный друг. Это будет наша с ним территория. Дом мечты.
 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload